Любомир Кавалек: «Вспоминая Роберта Бирна (1928-2013)»

 

«Вспоминая Роберта Бирна (1928-2013)», так называется статья, посвященная ушедшему недавно из жизни видному американскому гроссмейстеру и обозревателю, написанная Любомиром Кавалеком и размещенная на сайте ChessBase.com  Статья печатается с некоторыми сокращениями и дополнениями переводчика.

Роберт Бирн и его брат Дональд принадлежали к новым игрокам в Нью-Йорке, группировавшимся вокруг Джека Коллинза, который был наставником талантливых американцев, в том числе Уильяма Ломбарди и Бобби Фишера. Любопытно, что в советской шахматной литературе (например, А. Котов) Дональд считался даже более перспективным. (С. Ким) Братья Бирн стали университетскими профессорами и не имели много времени для шахмат. Роберт принял решение стать профессиональным игроком довольно поздно – около сорока, когда большинство лучших игроков современности думают о выходе на пенсию.

Я был свидетелем его перехода от преподавания философии в Университете Индианы к профессиональным шахматам. Видел его в лучшие 1970-е годы, играл с ним в чемпионатах США и международных турнирах и был в одной команде рядом с ним на четырех Олимпиадах.

Роберт Бирн возглавлял команду, когда сборная США завоевала золотые медали на  шахматной олимпиаде в Хайфе. Слева направо: Ларри Эванс, Кавалек, Р. Бирн. Результат Бирна на первой доске – +5 – 1 =4. Победители: США, Нидерланды, Великобритания. Сборная СССР, как и ряда других социалистических стран, бойкотировала Олимпиаду.

Наши пути пересекались часто в течение этого десятилетия. В 1972 году я разделил первое место на чемпионате США вместе с Сэмюэлем Решевским. В этот момент шахматная «волна» Фишера накрыла не только Америку, но и весь мир. В Рейкьявик мы поехали наблюдать и освещать исторический матч Спасский-Фишер. Роберт писал обзоры в «Chess Life and Review», и в то же время готовил свою книгу «По обе стороны шахматной доски», в соавторстве с эстонским мастером Иво Неем. Из Рейкьявика мы поехали в Скопье на шахматную олимпиаду.

10 октября 1972 года стал  незабываемым днём для Роберта Бирна. Он значительно изменил его жизнь. «The New York Times» утвердил его, в качестве шахматного журналиста, и он написал свою первую еженедельную колонку из Скопье о моей победе над Флорином Георгиу из Румынии. В течение следующих 34 лет, многие любители шахмат наслаждались его превосходным анализом, яркими рассказами и очерками об  игре.

Самым успешным годом был 1973. Бирн выиграл плей-офф чемпионата США в Чикаго и занял третье место в Ленинградском Межзональном турнире позади Виктора Корчного и Анатолия Карпова, получив право на матч претендентов против Бориса Спасского. Перед началом турнира 45-летний гроссмейстер заявил, что считает себя «человеком, способным удивить многих» Интересно, что став претендентом Роберт заявил о своем желании сыграть четвертьфинальный матч именно со Спасским. Советские СМИ выдали это за стремление заработать «паблисити». И это тоже, как без этого в Америке? Но главным, думается, было желание сыграть интересный матч с 10-м чемпионом мира. Популярность Спасского в те годы была безмерна…Он попросил меня помочь ему подготовиться к матчу и анализировать отложенные партии, но Спасский играл слишком хорошо в Сан-Хуан в январе 1974 года. Матч игрался до трёх побед и завершился с результатом +3=3 в пользу экс-чемпиона. В следующем межзональном (Биль, 1976 год), Бирну не хватило пол-очка для дележа выходящих мест. Победу в турнире одержал Бент Ларсен (12,5 из 19), а 2-4 места разделили Тигран Петросян, Михаил Таль и Лайош Портиш (по 12). Роберт набрал 11,5 очков и вместе с Хюбнером и Смысловым оказался на 5-7 местах…

Мемориал Алехина. Москва 1971 г. Партией заинтересовался Давид Бронштейн

Роберт и я играли в международных турнирах вместе в Европе в конце 1960-х годов. Мы стали друзьями, обменивались письмами, прежде чем я приехал в Соединенные Штаты в 1970 году. Мы анализировали дебюты и другие секреты шахмат. Он был глубоким мыслителем, изобретая свои собственные вариации и продолжения в различных началах. Он получал удовольствие от найденных оригинальных ходов и старался применить их в своих партиях.

Бирн познакомил меня с Америкой и ее шахматной жизнью. "Здесь не бывает ничего рядом", сказал он, когда он вез меня из Индианаполиса в Чикаго на мой первый опен-турнир. К концу путешествия я знал гораздо больше о моей новой родине, чем мог себе представить. Он был замечательным рассказчиком с большим чувством юмора, но,  когда объяснял, рассказывал терпеливо с изложением мельчайших деталей. Говорил медленно, не спеша, взвешивая каждое предложение. Он был методичен как в своем разговоре, так и в своей партии и во время анализа. Заядлый курильщик, относился к своей сигарете не без доли элегантности. Это была единственная возможность узнать, что он может быть нервным. Он выглядел спокойным во время игры, но сквозь стекла очков иногда просматривался жестокий конкурент. В сборной США на олимпиадах он был самым активным: все время готовился сам, и готовил других, приносил стабильность и уверенность в команде.

На все крупные шахматные события Бирн ехал вместе со своей большой пишущей машинкой. Передавал свои статьи в «Нью-Йорк Таймс», подключив к ней свой телефон. В 1981 году в Мерано (см. фото выше) мы писали о матче на первенство мира Карпов-Корчной. В те дни, всё, что вы имели – это простейший компьютер, пишущая машинка и телефон. Анализ должен был происходить в вашей голове.

Бирн был позиционный игрок и ценил пешечную структуру. Он был упорный защитник, поклонник профилактики Нимцовича, согласно автору системы, ожидая нападения противника раньше времени. Но он оттачивал стиль, отказавшись от закрытых начал, и в 1970-х перешел на первый ход королевской пешкой. В итоговой статье посвященной межзональному турниру в Биле в еженедельнике «64» уважительно писалось: «Роберт Бирн показал себя тонким специалистом разыгрывания 1.е4» О понимании игры, можно судить по его письменным высказываниям. Вот, что сказал он о комбинациях:

"Самая трудная грань понимания шахмат, не только для начинающих, но и для мастера – это комбинация. В отличие от стратегии, которая поддаётся описанию в терминах и абстрактных принципах, комбинации, как правило, не проявляются в повторяющихся конструкциях.

… Комбинация – сложная последовательность элементарных тактических ударов, часто разделяющаяся на множество вариантов. Каждая настолько конкретна, и уместна в отдельно взятой позиции, в которой осуществлена, что должна быть изучена на примере ".

В 1965 году в чемпионате США, вскоре после того, как он стал гроссмейстером, Роберт Бирн создал  эту невероятную комбинацию.

Бирн, Роберт – Эванс, Ларри

Чемпионат США, 1965 [примечания Любомира Кавалека / «Хаффингтон пост»]

Эта позиция возникла из варианта  «Отравленной пешки» в варианте Найдорфа. Бирн развил бешеную атаку, пожертвовав три фигуры, против одного из самых жестких защитников  Америки.

15.Bf6! gxf6  [Эванс забирает слона. Более разумным было 15 ... Nxf6 16.exf6 Rd8] 16.Qh6 Qxe5 17.Nf5! Принося в жертву коня, Бирн рассчитывает активизировать ладью на b3 и вывести её на королевский фланг. 17…exf5 18.Ne4! Bd2  Другие ходы проигрывают быстрее. [18 ... fxe4 19.Rh3 - игра закончена. ] [18 ...Qxe4 19.Rg3 + Qg4 20.Rxg4 + fxg4 21.Bd3 – и  белые матуют.] 19.Nxd2 + -.Qd4 + [19 ...Re8 20.Rg3 + + -.] 20.Kh1 Ne5 21.Rg3 + Ng4 22.h3 [22.Bd3 выигрывает быстрее, например, 22…Nc6 23.Nf3 Qb4 24.h3 Kh8 25.Rxg4 + -...]22 ... Qe5 23.Rf4! Qe1 + 24.Nf1 Qxg3 25.Rxg4 +! Qg4 26.hxg4 – король черных находится под матовой атакой. 26…Nd7 27.Ng3 Kh8 28.Bd3 [28.Nh5 – еще один способ, закончить игру.. 28…Rg8 29.Bxf7 Rxg4 30.Nf4 Rxf4 31.Bg6 с выигрышем... ] 28 ... Rg8 29.Bxf5 Rg6 30.Bxg6 fxg6 31.Ne4 b5 32.g5! Bb7 33.Nxf6 [Или 33.gxf6 Rg8 34.Ng5 Nxf6 35.Nf7 #] 33 ... Nf8 34.Qh2! Бирн красиво переводит ферзя на «e5». 34…Bc8 [34 ...Rd8 35.Qe5] 35.Qe5 Ne6 36.Nd7 + [После 36.Nd7 + Ng7 37.Nb6 Ra7 38.Qd6! и выигрыш] 1-0

 

Ссылки: 1, 2, 3, 4, 5

 Перевод: Сергей Ким