Ю.Л. Авербах. "Шахматы в зеркале времени."

Автор Ю.Л. Авербах

 

Человечество познавало шахматы постепенно, шаг за шагом расширяя свои представления об этой старинной игре. Но и шахматы не стояли на месте: они отражали изменения, происходившие в обществе, культуре, искусстве, науке.

Шахматная игра возникла в Индии в среде военной аристократии. Она была слепком с войны и учила искусству воевать. Вот одна из легенд о происхождении шахмат, приведенная в арабских и персидских рукописях:

«Жил в Индии царь по имени Пор. Был он богат, владел обширными землями, но пришло ему время отдать душу Аллаху, и остался править малолетний царевич. Враги стали замышлять, как завладеть его царством. Тогда пришли к нему приближенные и говорят: «Тебе надо готовиться к войне!» Царевич посетовал: «Я никогда не видел войны, не знаю, как нужно воевать. Если сможете, придумайте что-нибудь и покажите, что такое война». Сисса бен Дахир был его главным советником. Он придумал шахматы, принес их царевичу и сказал: «Вот это – война, и все, что ты здесь увидишь, будет на войне». Царевич научился играть в шахматы. Потом собрал войско и разбил своих врагов. С тех пор он полюбил шахматы и благодаря им победил еще много врагов».

Это изначальное представление о шахматах как модели войны нашло широкое отражение в искусстве. Трудно назвать мало-мальски крупную битву прошедших времен, которая не воплотилась бы в изобразительных шахматных фигурах. А каковы главные герои таких комплектов: Александр Македонский, Ганнибал, Юлий Цезарь, Карл Великий, Петр Первый, Наполеон! Иногда художники смешивают в одном комплекте разные эпохи, и тогда на доске возникают совершенно удивительные противостояния. Особенно «повезло» Наполеону: ему приходится воевать и с Фридрихом Великим, и с Генрихом Наваррским, и даже с Филиппом II!

Однако царю нужно уметь не только побеждать на поле брани, но в первую очередь – управлять своими владениями и подданными. И уже в персидских шахматных рукописях появляются высказывания по этому поводу. Основателю династии Сасанидов Арташиру Папакану (III век) приписываются такие слова: «Странно мне видеть падишаха, не умеющего играть в шахматы! Как же он сможет управлять своим царством?»

Миниатюра из арабской рукописи X века. Обратите внимание: доска одноцветная! 
Черно-белая доска – это уже более позднее европейское изобретение.

Ему вторит Хосров Парвиз II (VII век): «Благодаря шахматам я научился захватывать богатства и одновременно быть щедрым. Там, где нужно было дать, я давал, там, где следовало взять, - брал. Ведь войско нельзя содержать без денег и ценностей. Все это я собирал у своих подданных. С ними же следует быть справедливым, а справедливости нужно учиться у шахмат. Тиран, овладевший искусством игры в шахматы, становится справедливым; если он был жадным, то станет щедрым. Когда нужно – он даст, когда необходимо – получит!»

Подобное расширение понимания шахмат – уже как средства обучения управлению государством и орудия воспитания сильных мира сего – привело к появлению другой легенды об их изобретении (любопытно, что имя «отца шахмат» в обеих легендах совпадает):

«Был в Индии падишах по имени Каид. Он много воевал, покорил соседние страны. Но загрустил тогда падишах и начал томиться от того, что больше не с кем воевать. И поведал он об этом своему мудрому визирю Сиссе бен Дахиру. «Дай мне срок, падишах, - сказал Сисса, - ты будешь воевать, а твои подданные станут пребывать в мире и спокойствии». Вскоре он придумал шахматы и принес их падишаху. Тому игра очень понравилась. Он увлекся ею и перестал скучать». Как видите, здесь шахматы преподносятся уже как лекарство от скуки, которое дает выход воинственным наклонностям и умиротворяет.

Как известно, IX – X века – это период пышного расцвета арабской культуры, так называемый «мусульманский ренессанс». Появляются сочинения математиков, географов, астрономов и историков. Расцветает поэзия. Возникает новый стиль в архитектуре – мавританский. Открываются школы, библиотеки, университеты… Широкое распространение получают и шахматы. Развивается их теория, возникает шахматная композиция, пишутся рукописи, целиком посвященные шахматам. Можно с уверенностью сказать, что лучшие игроки того времени, даже по нынешним меркам, достигали гроссмейстерского класса!

Среди арабских шахматных рукописей особняком стоит «Этика шахмат» имама ар-Рагиба (умер в 1108 году). Эту работу, неизвестную историкам шахмат, я обнаружил в свое время в Казани. К ее изучению мне удалось привлечь известного арабиста профессора Х.Баранова, и наше исследование увидело свет в 1973 году.

Трактат интересен, прежде всего, тем, что автор впервые в широком, философском смысле ставит вопрос: что же такое шахматы, в чем их смысл и внутренние содержание? И не только ставит, но и пытается на этот вопрос ответить.

«Часто ухитряются создавать вещи так, - пишет ар-Рагиб, - чтобы их внешняя сторона была воспринимаема всеми чувствами, а внутренняя представляла собой упражнение для ума. В этот разряд входят две игры – нарды и шахматы. Это игры для всех: ведь нет двух других игр, которым была бы присуща такая красота трюка и такое разнообразие возможностей. Потому-то люди увлекаются этими играми, потому-то они распространились среди всех народов, а их создатель может гордиться перед поколениями византийцев и персов. Что же касается внутренней их стороны, то они проявляют себя как самые величественные, а также как самые глубокие, потому что в процессе игры умы становятся в тупик и мысль блуждает. Обе они – как два религиозных пути: предопределение и рок, или свободный выбор и необходимость».

Шахматы и нарды. Они противостоят друг другу в самом раннем, связанном с шахматами, письменном источнике – «Книге о чатранге», написанном на рубеже VII – VIII веков. Ее сюжет прост: персидскому шахиншаху Хосрову Ануширвану были присланы из Индии шахматы, и мудрый его советник Бузурмихр разгадал, как в них играть; в ответ он придумал другую игру – нарды, которую индийские мудрецы разгадать не смогли. С точки зрения сегодняшнего дня подобная история вызывает недоумение: нарды уж никак не сложнее шахмат. В принципе разгадать их было гораздо проще, тем более что игры с костями типа «наперегонки» были известны в Индии очень давно.

Автор «Книги о чатранге» справедливо замечает, что суть шахмат в том, чтобы победить при помощи разума, а вот в нардах движение камней туда и сюда, определяемое костями, уподобляется связи духа людей с движением небесных сил, то есть зависит от них и предопределено. Не случайно в Персии вместо конкретной боевой колесницы на доске появилась мифическая птица рух: тем самым в шахматы было внесено как бы влияние судьбы, рока.

В отличие от персидского автора, который не отдает предпочтения ни той, ни другой игре, - ар-Рагиб однозначно становится на сторону шахмат с их свободой выбора. Его позиция интересна еще и потому, что она, видимо, отражает его философские взгляды. Ведь когда арабы познакомились с сочинениями греческих мудрецов, в исламе возник спор о свободе воли и предопределении, связанном с учением Мохаммада. Хоть и весьма осторожно, ар-Рагиб высказывается против догмата о предопределении: «В шахматах все зависит от самого игрока и только от него; он нуждается в страсти алчущего мести, в энергии ищущего, в решимости прыгающего, в готовности желающего».

Наставляя игроков, ар-Рагиб прибегает к примерам из обыденной жизни, тем самым давая понять, что шахматы не только модель войны, но и модель жизни! «Сидя за доской, нужно соблюдать пять правил: лови удобный случай, ибо он скоропреходящ; выноси решение у головы дела, а не у хвоста его; берегись обнаружить слабость, ибо слабость – самое ненадежное верховое животное; берегись вмешиваться в то, в исходе чего для тебя есть опасность; придерживайся и того, чему учил Сократ: основательным размышлением доходят до правильного мнения».

Скандинавские фигуры из моржового клыка (начало XII века), найденные на острове Льюис.

Проникнув в Западную Европу, шахматы сохранили свою военную направленность. Об этом говорят и фигуры, найденные на острове Льюис, датируемые 1200 годом: они очень достоверно показывают военный строй викингов, где на флангах стояли берсерки - самые свирепые воины. Но если взглянуть на так называемые шахматы Карла Великого (на самом деле они сделаны в конце 11-го века на юге Италии), то в них уже видно уменьшение «воинственности», зато налицо византийское влияние: басилевс сидит на троне, с регалиями своей власти, но без оружия. Слоны тоже не выглядят боевыми — их погонщики блестят голыми пятками.

Да и колесницы отнюдь не боевые, а гоночные: конные ристания были очень популярны в Византии. Вооружены здесь лишь конники и пешие воины... Кстати, этот комплект знаменит тем, что в нем впервые в европейских шахматах появились королевы! И это не случайно: именно в Византии почти в каждом веке можно увидеть женщин, которые царствовали сами или полновластно распоряжались короной. Завоевав Англию, норманны ввели жесткую систему налогообложения. Для расчета налогов была создана специальная палата, названная «палатой шахматной доски» (одно это говорит о распространении тогда шахмат). В «Диалогах о шахматной доске», написанных королевским казначеем Ричардом фиц Нигелем (конец 12-го века), учитель объясняет появление этого названия тем, что стол, на котором рассчитывались налоги, был покрыт черной скатертью, разделенной на квадраты и напоминавшей шахматную доску. «Неужели древняя мудрость дала ей такое название только за эти квадраты? — удивляется ученик. — В равной степени она может быть названа и шашечной». Учитель: «Я был прав, когда назвал тебя дотошным. Действительно, у этого названия есть более глубокий смысл. Как в шахматах разные фигуры подчиняются четким правилам и передвигаются в определенных пределах, так и в палате шахматной доски одни председательствуют, другие присутствуют по обязанности», но никто не может превысить установленных правил».

Члены палаты имели титул баронов шахматной доски и, по-видимому, получали ее в свой герб. Таким образом, шахматная доска в гербе стала символом честности, поскольку члены палаты славились своей неподкупностью. Об этом сейчас напоминают клетчатые флажки судей автомобильных гонок и шашечки на такси, хотя, как известно, таксисты особой честностью не отличаются!

А вы заметили, что автор «Диалогов», как бы между прочим, говорит о том, что все фигуры на шахматной доске должны подчиняться четким правилам и не могут их превысить? Эти справедливые слова были сказаны тогда, когда шла жестокая борьба за власть между королями и церковью, между королями и аристократией.

Еще в середине 12-го века философ в трактате «Поликратиус» изобразил идеальное феодальное государство. Он уподобил его живому человеческому телу, где роль головы выполняет глава государства, органами зрения, речи и слуха являются судьи и губернаторы провинций, рукам соответствуют чиновники и военные, а ногам - те, кто трудятся на земле. «Только тогда государство будет здоровым и процветающим, если высшие его члены будут защищать интересы низших, а низшие будут подчиняться высшим и выполнять их разумные требования...» Главная мысль Иоанна: каждый должен иметь не только права, но и обязанности. Даже король обязан править в соответствии с законом!

В конце 13-го века с проповедью идей Иоанна выступил монах Якобус Цессолис. Для вящей убедительности он использовал в качестве примера шахматы, расстановку фигур на доске, ходы фигур и пешек. «В жизни, как и на шахматной доске, каждая фигура имеет свои права, но и свои обязанности». Позднее он опубликовал свои проповеди в сочинении «Об обычаях людей простых и знатных» (интересная деталь: пешки — третье сословие - он рассматривает не как единую группу, а разделяет по занятиям и профессиям).

Для Цессолеса шахматы уже не модель войны, а модель феодального государства. Недаром возникло название «государство Цессолеса». Его трактат был чрезвычайно популярным, вызвал массу подражаний, в том числе поэтических, был переведен почти на все европейские языки. По ныне известному количеству манускриптов его можно сравнить разве что с Библией!

Гравюра из итальянского издания книги Я.Цессолеса (Флоренция, 1493)

Одна из глав тракта посвящена истории шахмат. Их изобретение Цессолес связывает почему-то с Вавилоном, считая, что квадратная шахматная доска символизирует именно Вавилон, имевший форму прямоугольника (для жителей европейских городов такая форма была необычной). Более того, он указывает точные сроки изобретения шахмат — правление библейскою тирана Евильмеродаха, сына легендарною Навуходоносора: «Пока он направо и налево косил мудрецов в Вавилоне и царила сумятица, местная знать обратилась к философу Ксерксу с просьбой придумать что-нибудь для того, чтобы сохранить жизнь мудрецам и вельможам и склонить царя к спасению царства и справедливому правлению». Как вы догадываетесь, философ придумал шахматы. «Эта игра, серьезная и коварная, восстанавливает усталый от работы дух человека, омолаживает его и отвлекает от праздности - матери всех пороков, а также спасительным образом информирует царя о его правлении».

Если судить по литературе Средневековья, по частым упоминаниям шахмат в рыцарских романах, то в Западной Европе они были чуть ли не излюбленным развлечением знати. Выделим хотя бы бургундского герцога Карла Смелого, который считался одним из лучших игроков того времени.

Игры с костями были известны на Востоке еще в глубокой древности. Однако, и индуизм, и буддизм (а позднее и ислам) относились к таким играм с подозрением, считая их бесцельной тратой времени, да и опасными: игра обычно шла на ставку, что приводило к серьезным конфликтам.

Поэтому шахматам, прежде чем они смогли завоевать арабский халифат, пришлось выдержать жестокую борьбу за существование: ревнители веры пытались запретить их наряду с костями и нардами. Другое препятствие заключалось в самом исламе: поскольку он не разрешал изображать людей и животных, резчики оказались вынуждены придавать фигурам абстрактную форму. Но это имело и положительный эффект: такие фигуры были просты в изготовлении и дешевы, что помогло распространению игры среди простого люда.

Католическая церковь сначала тоже пыталась запретить шахматы, приравняв их к азартным играм. Особо это касалось служителей церкви и профессоров учебных заведений, которым категорически запрещалось играть в общественных местах. Мне кажется, подобные запреты и привели к возникновению задачной шахматной композиции: монахи и профессора, вынужденные проводить время за доской в одиночку, стали составлять задачи! Тогда-то и появились анонимные рукописные сборники шахматных задач, иногда очень далеких от практической игры.

Так, задание дать мат в определенное число ходов привело к новой системе защиты: заставить дать мат быстрее, а отсюда один шаг до задач на обратный маг. И впрямь, в 13-м веке появляются такие задачи, которые противоречат самой сущности шахмат — разумом одерживать победу. Подобные задачи, конечно, никак не повышали практическую силу игроков — это были головоломки, развивающие смекалку. Их часто решали на ставку, что делало решение азартной игрой. Поэтому даже намеренно составлялись неправильные задачи - их целью было обмануть решателя.

Вторая половина XV века ознаменовалась изобретением книгопечатания, началом эпохи географических открытий, а значит — расширением пространства и горизонтов познания, повышением интереса к искусству, истории, науке. В Европе начинается период, получивший название Ренессанса.

Именно к этому времени относится реформа шахмат, когда слон и особенно ферзь получили намного большую свободу передвижения. Изменение правил сделало игру гораздо динамичнее, богаче тактически и, следовательно, интересней, что обеспечило ее жизнеспособность. Ведь шахматы в те годы испытывали сильную конкуренцию со стороны карт, которая особенно усилилась тогда, когда карты стали печатать. И не исключено, что именно реформа спасла шахматы.

Изменение правил могло произойти в среде людей образованных, с обостренным ощущением новых веяний.

Поэтому я согласен с фон дер Лазой, что реформа шахмат произошла в Испании, и с Рикардо Кальво, что это нововведение было придумано в Валенсии группой молодых поэтов. Могу предположить гипотезу, как это случилось. Первым сочинением, посвященным новым шахматам, была поэма «Шахматы любви», в которой описывалось «любовное сражение» между Марсом и Венерой. И это неслучайно: в тогдашних литературных дискуссиях основным предметом ожесточенного спора была женщина. И спор шел между феминистами и их противниками. Средневековые шахматы в поэме преобразованы в игру, в которой король и ферзь стали равны друг другу, и потеря хотя бы одной из этих фигур означала проигрыш партии. К сожалению, во время гражданской войны в Испании (1936-1939 гг.) оригинал поэмы пропал. К счастью для истории шахмат некий Рамон Мигель и Планас (Ramon Miguel I Planas) успел сфотографировать текст поэмы, а затем перевести ее на современный испанский язык. Сейчас она хранится в библиотеке в Барселоне и основательно изучена историками. Они полагают, что поэма была написана на поэтических вечерах, которые специально были посвящены шахматам. Из авторов поэмы самым сильным шахматистом был Кастельви, которому принадлежат первая и последняя строчка поэмы и который победил в этой партии. Однако, Рикардо Кальво, историк и международный мастер, доказал, что партия, представленная в 64-х строчках поэмы, была составлена, а не играна. Голландский историк Коверт Вестерфельд (Govert Westerfeldt), связывая авторов поэмы с королем Арагона Фердинандом, полагает, что в честь его жены Изабеллы Кастильской новая игра была названа «Игрой Дамы» (de la Dama), так как ферзь (дама, королева) стал самой сильной фигурой шахмат.

Изобелла Кастильская

Видимо, Кастельви был не только известным поэтом, но и сильным шахматистом, задумавшим реформировать средневековые шахматы. Если это действительно так, то он обессмертил себя в истории шахмат. Остается добавить, что Изабелла вышла замуж за Фердинанда в 1469 году, а королевой Кастилии стала в 1474 году, в то время как Фердинанд только в 1479 году короновался как король Арагона. Династический союз Кастилии и Арагона привел к фактическому объединению Испании.

Партия Марс – Венера из поэмы «Шахматы любви», в которой Кастельви (Марс) играет белыми, а Виньолес (Венера) – черными. Старший из трех поэтов аббат Феноллар (Меркурий) комментирует развитие событий на шахматной доске.

1. e4 d5 2. ed Qxd5 3. Nс3 Qd8 4. Bc4 Nf6 5. Nf3 Bg4 6. h3 Bxf3 7. Qxf3 e6 8. Qxb7 Nbd7 9. Nb5 Rс8 10.Nxa7 Nb6 11. Nxc8 Nxc8 12. d4 Nd6 13. Bb5+ Nxb5 14. Qxb5+ Nd7 15. d5 ed 16. Be3 Bd6 17. Rd1 Qf6 18. Rxd5 Qg6 19. Bf4 Bxf4 20. Qxd7+ Kf8 21. Qd8X

Судя по всему, поэма была написана вскоре после коронации Изабеллы в 1475 году. Аббат Феноллар по ходу партии объяснял правила новых шахмат, что пешка, например, может быть взята «на проходе», что король при своем первом ходе может «прыгнуть» на третье поле, если только он не находится под шахом, что игрок может иметь только одного ферзя, что ферзь не может взять ферзя и, что самое главное, потеря ферзя, как и короля, означает проигрыш партии. Как видите эти правила сильно отличались от современных.

Кстати, в книге Лусены «Забавы любви и искусство шахмат» также отдается дань спору между феминистами и их противниками, однако автор книги твердо стоит на стороне антифеминистов. А употребив во второй, шахматной части книги слово «искусство», Лусена высветил важную эстетическую сторону новых шахмат, которая несомненно привлекала к ним новых адептов, особенно в Италии, где ранее всего воцарился дух Ренессанса. Первая же книга о новых шахматах, выпущенная Дамиано в Риме (1512), оказалась необычайно популярной и только в Италии выдержала за короткий срок 8 изданий. Немало способствовала распространению новых шахмат поэма Марка Виды «Игра в шахматы», где в поэтической форме излагались их правила. Дело в том, что Вида был священником, и шахматную поэму он включил в томик своих религиозных стихов. Эти стихи расходились по монастырям и библиотекам, а вместе с ними распространилась и новая игра.

Хотя родиной новых шахмат была Испания и РюиЛопес справедливо считается их первым теоретиком, но именно в Италии новая игра получила широчайшее распространение, там появилось немало игроков-профессионалов, зарабатывающих на жизнь шахматами. В партиях лучших итальянских мастеров того времени видны общие черты, что позволяет говорить о возникновении школы. Эти партии, собранные в книгах Полерио, Греко, Сальвио, Карреры, показывают ярко выраженную наступательную стратегию игры — стремление к жертвам ради развития фигур и открытия линий. Главная фигура в атаке — мощный ферзь, а излюбленные дебюты - итальянская партия и королевский гамбит!

Итальянская шахматная школа царила в Европе на протяжении всего 17-го века. Позднее моденские мастера Эрколе дель Рио, Лолли и Понциани теоретически обосновали ее основные положения. Идеалом школы была тактическая схватка, озаренная вспышками комбинаций, тонкими замыслами. Возведя шахматы в ранг искусства, итальянские мастера явили миру их красоту и богатые комбинационные возможности.

Следующий шаг в развитии шахмат был сделан Филидором в середине 18-го века — «века просвещения», когда выходит знаменитая «Энциклопедия наук, искусств и ремесел», над которой работали Дидро, Монтескье, Вольтер, Руссо, Даламбер, крупные ученые, инженеры, врачи и т.д. Научный подход применяет и Филидор в своем «Анализе шахматной игры» (1749).

Избрав шахматы объектом научного исследования, он подверг анализу стратегию игры. В то время как итальянская школа явно недооценивала роль пешек, Филидор выступил с парадоксальным заявлением, что именно пешки — душа шахмат, что сила фигур зависит от пешечной структуры, а та, в свою очередь, очень часто диктует стратегию игры. Постулат о могуществе пешек был очень символичным: во Франции нарастал конфликт между третьим сословием и феодальным строем, приведший к Великой французской революции.

Филидор сделал первый шаг на пути создания позиционной школы. Ее основателем по праву считается Стейниц, который первым разложил позицию на составные элементы, выделив из них наиболее важные для оценки положения и составления плана. Фактически Стейниц предложил принципиально новый план игры! Его стратегия заключалась в постепенном накоплении мелких преимуществ (что удивительным образом отвечало популярным тогда экономическим учениям) и в маневрировании с целью усиления своей позиции и ослабления вражеской (по сути, в партии возникла новая фаза - маневрирование). Атаку он начинал только тогда, когда получал достаточный позиционный перевес.

Вильгельм Стейниц

Учение Стейница стало чрезвычайно популярным. Особенно большую роль в его пропаганде сыграл Тарраш, ставший учителем целого поколения, а также Ласкер. Значение позиционной школы для развития шахмат трудно переоценить. Вместо игры, строящейся лишь на конкретном расчете, был предложен сугубо научный метод, основанный на объективной оценке позиции.

Новым учением было сравнительно легко овладеть, и в этом заключалась ахиллесова пята. Появилось немало мастеров, умело маневрируя, не стремились достичь каких-то позиционных выгод, а просто выжидали, особенно с сильным противниками. Именно тогда возросло количество бессодержательных партий и даже возник термин «гроссмейстерская ничья». Все это нанесло ущерб творческой стороне шахмат!

Арон Нимцович

Тогда же в недрах позиционной школы, как протест против ряда ее положений, возведенных в абсолют, зародился гипермодернизм. Выступив против завышения роли пешечного центра и переоценки преимущества двух слонов, лидеры нового течения — Нимцонич, Тартаковер, Рети, Брейер, Грюнфельд - разработали концепцию фигурно-пешечного центра, когда центральные поля атакуют не только пешки, но и фигуры. Это привело к появлению целого букета новых начал! В них гипермодернисты отказались от игры черными на постепенное уравнение игры, что нередко вело к обескровливанию позиции. Они стремились к активной контригре, перехвату инициативы. А Нимцович разработал и применил на практике приемы маневрирования в середине игры - лавирование, профилактику, ограничение подвижности, блокаду и т.п.

Заслуга гипермодернистов в том, что они снова сделали шахматы интересными, вернули комбинационную игру на пьедестал, воздвигнутый еще итальянскими мастерами. Ведь позиционная школа, подчеркивая роль стратегии, невольно принижала роль тактики. В тягучей, маневренной борьбе жертвы и комбинации становились скорее исключением, чем правилом (хотя тот же Нимцович не раз подчеркивал, что комбинация должна логично вытекать из стратегии игры). Однако гипермодернисты показали также красоту стратегии, своими партиями доказав, что ее, как и тактику, тоже оплодотворяют вдохновение, фантазия и интуиция. Тем самым они расширили представление о шахматах как искусстве. И символично, что гипермодернизм возник примерно тогда же, когда в искусстве и литературе возник модернизм.

В 30-е годы зародилась советская школа шахмат. Одним из ее основателей считается Ботвинник, но вклад в создание и развитие школы внесли также Раузер, Романовский, Левенфиш, Илья Рабинович, Константинопольский, Болеславский... Конечно, одной из причин ее возникновения было то, что шахматы у нас в стране получили государственную поддержку, были включены в систему развития физкультуры и спорта.

Виктор Корчной и Анатолий Карпов. 1978

Сила новой школы заключалась в том, что она критически осмыслила все наследие прошлого. От итальянской школы было взято отношение к шахматам как к искусству, но в гораздо более широком смысле: как к искусству, отражающему всю красоту человеческой мысли. От позиционной школы отношение к шахматам как к науке, которую следует и изучать научными же методами, применяя всю современную систему знаний. От гипермодернистов — стремление при игре черными к перехвату инициативы и активной контригре.

Развивая постулат Стейница о равновесии, наши шахматисты ввели понятие о динамически равновесных позициях, где компенсацией за слабости и даже за материальные потери являются свободная фигурная игра и простор для тактических операций.

Важная особенность советской школы - постоянный поиск новых путей в дебюте, тесно связанных с серединой игры, а то и с эндшпилем, и одновременно глубокое изучение миттельшпильных позиций, особенно тех, что не поддаются общим оценкам, а требуют конкретного мышления, открывая широчайшие возможности для творчества.

Но главное достижение школы — разработка научно обоснованных методов обучения шахматистов и их подготовки к соревнованиям. Турнир или матч — это в первую очередь соревнование спортивное и к нему нужно готовиться, занимаясь как практической, так и теоретической, физической и психологической подготовкой. Иначе говоря, шахматы требуют такой же постоянной тренировки, как любой другой вид спорта.

Подведем итоги нашего увлекательного путешествия через века и страны. Шахматы возникли как игра высшей знати, учившейся искусству войны. Но учась «разумом одерживать победу», люди учились рассуждать, логически мыслить, учитывать возможные последствия своих действий. Можно утверждать, что с самого начала шахматы стали участвовать в развитии человеческой мысли, в развитии науки о человеке, и понимании им самого себя. Это привело к тому, что была признана их нравственно-воспитательная функция.

Главная особенность шахмат — их удивительное многообразие! Для одних это игра, для других - борьба, для третьих — спорт, для четвертых — область художественного творчества, для пятых - пища для ума, для шестых - отдых... Каждый может найти в них что-то свое.

Именно поэтому, будучи в основе игрой, шахматы стали больше чем игрой - своеобразной областью творческой деятельности человека, органически совмещающей в себе элементы спорта, науки и искусства. И как не подивиться мудрой индийской пословице: «Шахматы - это море, в котором может напиться комар и искупаться слон!»