Михаил Марков:"Аронян понял смысл моей игры!"

Континентальные чемпионаты и зональные турниры, призванные выявить участников Кубка Мира в Тромсе уже часть шахматной истории. Да и сам Кубок вот-вот определит победителя на финишном вираже. И всё же остаются некоторые «белые пятна», одно из которых, как я полагаю, удалось закрыть если не полностью, то хотя бы частично. После беседы с Антоном Филипповым планировал, конечно, узнать точку зрения «главного подозреваемого» – Михаила  Маркова, но вот как скоро это получится, мог только предполагать. Как всегда на помощь пришел случай. Приехав на международный молодежный шахматный фестиваль в Маралсае (Казахстан), обнаружил среди участников знакомую фамилию. Неужели решил сыграть сразу после Тромсе? – обратился с вопросом к главному судье Флюре Хасановой. – И сам играет и детишек привез, – последовал ответ.

Флюра Хасанова рада "заморскому гостю"

А кто так назвал интервью? – сурово нахмурив брови, спросил Михаил. Несколько помявшись, пришлось признаться, что это была моя идея. На мое счастье один из победителей зонального турнира в Оше и участник Кубка Мира оказался довольно отходчив. Игралось в Маралсае тоже неплохо, поэтому, когда выдалась свободная минутка, Миша любезно согласился поговорить, не обходя при этом «острых» углов.

Понимаю, что вопросы, которые сейчас поднимаются, для тебя не слишком приятны, и все же давай постараемся спокойно и без эмоций разобраться в данной ситуации. В своем интервью, данном нашему сайту, Антон Филиппов рассказал о том, что у него были известные сомнения относительно твоей игры. Но, кстати, напрямую в читерстве он тебя не обвиняет, речь идет только о сомнениях. Чтобы ты мог сказать?

– Давайте начнем с партии, где я встречался с Хамракуловым. Вы же шахматист? Тогда должны понимать. Как можно обвинять меня в читерстве если в начале партии, то есть именно в тот момент, когда можно воспользоваться компьютерной помощью, я получаю чёрными  +2, т. е. противник стоит  абсолютно выиграно!

Хамракулов – Марков 

После 24-го хода белых

«+ 2,00» у Хамракулова, как я понял?

– Именно так. После 25 ходов у нас осталось по 2-3 минуты, по сути начался блиц, динамичная игра, интересный процесс, который мне очень нравится. И в этот момент я его переигрываю!

Получается, утверждают, что компьютерная помощь невозможна во время игры в рапид, тем более блиц, а у тебя получилось так, что соперника ты обыграл, когда на часах оставалось совсем мало времени?

– Да. Не поддается все это логике! Как я могу воспользоваться посторонней помощью? Если бы мог, наверное, воспользовался до того как начался блиц? Далее. Когда сделали 40 ходов, получился ферзевый эндшпиль. У меня на королевском три, а у него две, но сдвоенные по линии «h». В интервью Антон говорит, что я мастерски «откатал» ферзевое окончание. Но, вы знаете, ничего сверхъестественного там не было, я просто передвигал ферзя и ждал, пока соперник допустит ошибку. Особых способностей проявлять не пришлось. А позиция открытая и ошибиться легко.

И переиграл в игровой манере?

– Так и было. В третьем туре я играл с международным мастером Юсупом Атабаевым. Человек очень грубо ошибся в дебюте и естественно должен был быть наказан! Любой соображающий шахматист поймет, что все логично: у черных после допущенного «ляпа» нет защиты.

Марков – Атабаев Юсуп

После 15-го хода белых

– Потом я играл с Антоном Филипповым. Он пишет интересные вещи. «Марков играет Паульсена и ничего кроме Паульсена». Ладно. Может быть, на официальных турнирах я, действительно играю Паульсена, потому что он у меня лучше получается. Кстати, один интересный факт. Когда мы с ним играли в Алма-Ате, я разыграл Паульсена и переиграл его. Партию я проиграл, потому что, может, сказались мои «колхозные шахматы» и незнание правил. Провожу пешку до последнего ряда, ставлю ее, говорю «Ферзь!», но не превращаю (поблизости просто не оказалось ферзя, а оставалось секунд по 5 у каждого). Засчитали поражение, спорить не стал… К чему это я? Таких шахматистов как Антон я могу обыграть! В том же турнире, допустим, с Евгением Владимировым имел двух ферзей против его ферзя и двух легких фигур. А это рапид, тут тоже думать надо! А что касается русской партии с Антоном в Оше, то он ведь должен понимать, что сыграл с нашим шахматистом Асылом Абдижапаром «русскую», а я живу с ним в одном номере! Естественно я обратился к нему за помощью, а он говорит: «Знаешь, есть вот такой вариант, где черные стоят чуть хуже, но белым очень проблематично у них выиграть». Он показывает мне этот вариант, но и то, разыгрывая его, я ошибся, и только потом удалось выправить положение…

Интересная партия получилась с Кажгалеевым. Особенно ход g7-g6.

- Да, получилось интересно. Применил новый для себя вариант. Посмотрел с потом компьютером, я допустил небольшую погрешность, и белые  могли получить перевес при точной игре. Но Кажгалеев не ожидал такого поворота он готовился к теоретическому Ne4, а я сыграл Nh5, затем провёл f5 и, хотя, это было небольшой помаркой, он не разобрался. И все получилось!

Кажгалеев – Марков

После 14…f7-f5

Но должен сказать, что для меня это обычная практика. Может быть я мало играл в международных турнирах в классику, но в блице, в карлсбадском варианте я играю подобные позиции очень часто. Сыграл и на этом турнире, и создал противнику проблемы с пешкой «h3». Может быть, я и закрываю временно ладью, но она может выйти без проблем! При этом она давит на «h3» и создаёт трудности! В общем, я пошел g7-g6, потому что видел, что создаю реальные проблемы.

В конечной позиции, где ты предложил ничью у тебя даже перевес вроде?

– Тоже не поддается логическому объяснению. Кто же предложит ничью с перевесом, если есть возможность компьютерной подсказки? На самом же деле я чувствовал, что имею лучше и видел дальнейшую стратегию своей игры. Предложив ничью, поступил немного неправильно, но с точки зрения турнирной ситуации… Для меня ближайшим конкурентом как раз был Кажгалеев, ничья с ним оставляла меня в лидирующей группе, я продолжаю идти впереди на пол-очка. Поэтому предложил ничью, зная, что он согласится, потому что если бы отказался, думаю, что победил. Но решил не рисковать, поступил практично.

То есть, подытоживая, ход g7-g6 был основан на конкретном расчете?

– Абсолютно так! На расчёте! Как еще объяснить? Наверное, я просто был в хорошей форме! «Масть поперла»!

Приблизительно, то же самое сказал мне Сергей Шипов. «Сильные ходы в шахматы не запрещены!» Разумеется, это правило применительно и к шахматистам с не очень высоким рейтингом.

– Очень интересная партия получилась с туркменским шахматистом. Я не могу оправдать свою сильную игру. Действительно, «пёрло». Делал два-три хода и даже не просчитывал. Просто интуитивно! Соперник играл тоже интересно. В эндшпиле я допустил грубую ошибку. Пошел с5-с6. Соперник мог сыграть на 39-м ходу bxa6  и после Nc7-e6 мой король не может прорваться –

Марков – Атабаев Максат

(позиция из варианта)

– Мой соперник этого не увидел. Если бы я пользовался компьютерными подсказками, я бы ни в коем случае не допустил такие вещи. Ошибался я во многих партиях, но ошибался меньше, чем мои соперники. Поэтому «везло» и очков набрал больше чем они…

Мне рассказывали так. Рядом с турнирным залом была комната с компьютером, куда имели доступ только шахматисты из Кыргызстана.

– Да, была такая комната. Оправдываться не стану. Сомневаюсь, правда, чтобы туда заходил кто-нибудь из игроков во время партии. Я, во всяком случае, не заходил. Филиппов пишет, что Хусан Кудайкулович (Турдиалиев Х. К., главный судья зонального турнира – прим. интервьюера) сообщил ему о своих подозрениях чуть ли не в восьмом туре. Я должен сказать, что в туалет ходил почти постоянно под его присмотром!  В последнем туре пять или шесть раз. Выходил, как и все, только с разрешения судьи. Свой телефон также естественно сдавал.

В последнем туре ты играл чёрными с Аккозовым?

– Если честно, он для меня неудобный соперник. Сколько я с ним не играю, почти всегда проигрываю. Не знаю, почему так получается, мы с ним перед этим в Турции, например, встречались на чемпионате университетов тюркоязычных стран. Там я ему проиграл, и до этого тоже… Поэтому испытывал легкий мандраж, плюс ко всему давил факт, что могу реально претендовать на выход в Кубок мира. В дебюте играл какую-то ерунду, потом смотрю, проигрывает мой конкурент Хусейнходжаев Кажгалееву. Начал играть от обороны, думаю, разменяюсь где-нибудь и ничейку сделаю. А не тут-то было! Аккозов  здорово накрутил, смотрю: ё-моё! Но потом начался тактический приём и он ошибся… А позиция у него была, конечно, хорошая.

Давай о наиболее неприятном моменте. Единственное прямое обвинение, которое прозвучало в твой адрес, это то, что кыргызские шахматисты искусственно поднимали тебе Бухгольц. Насколько это соответствует действительности?

– Я не знаю. Вообще-то надо учитывать, что я занял чистое второе место, поэтому разговоры о «Бухгольце» не совсем уместны. А даже если и была какая-то накрутка, то я здесь ни при чем. Не исключаю, что кто-то со стороны сказал проигрывать моим соперникам, но я к этому НИКАКОГО  отношения не имею. Сам спрашивал у своих кыргызских шахматистов: «А ты что проиграл?» Например, у Абдыжапарова Айдара… Он, кстати, в первом туре обыграл Кажгалеева. Причем выиграл качественную партию. Насколько я знаю, он никого не боится…

Рейтинги кыргызских шахматистов сильно занижены, потому что мало возможностей играть в международных турнирах?

– Да мы варимся между собой «в одной каше». Вот я более или менее играю в шахматы, а получил начальный рейтинг очень маленький и потом лет пять подбирался к 2300.

Ты говорил, что результатом этого интервью стали неприятности с ФИДЕ. Не мог бы вкратце изложить?

– Точно не знаю, но вроде бы комиссия по этике или какая-то другая рассматривала мой вопрос. Разговаривал об этом в Тромсе с Ашотом Вардапетяном. В какой-то степени могу считать его своим наставником, потому что он объяснил мне много вопросов связанных с судейством шахматных соревнований на семинаре, который проходил тоже в Оше, но только раньше зонального турнира. И вот Вардапетян сказал мне, что мои партии рассматривались одной из комиссий ФИДЕ и был вынесен вердикт, что я не использовал компьютерные подсказки. Более того, было обращение к Левону Ароняну (моему будущему сопернику в Кубке Мира), не знаю прямое или косвенное, но оказывается, он просмотрел все мои партии и категорично высказался в том плане, что «нет, не использовал». Аронян понял смысл моей игры!

Наконец, после всех треволнений ты попал в Тромсе. Со стороны организаторов ты почувствовал какое-то недоверие, может, подвергался особой проверке? Расскажи немного о том, как проходил матч с Левоном Ароняном?

Когда я разговаривал с судьями, организаторами, встречал с их стороны только понимание. А проверку проходил на общих основаниях. Самое главное – поддержка Вардапетяна, человека, пользующегося заслуженным авторитетом в шахматном мире. А он сказал: «Играй спокойно, не надо реагировать».

Смотрел твое интервью со Сьюзен Полгар после первой партии…

– Не смог все рассказать. Все было очень быстро. А если подробней, то отталкивался от партии Аронян-Ананд. Но нашел способ уйти в сторону, потому что логично было предположить, что Аронян анализировал эту партию, и если я буду повторять ходы, меня просто обманут. Там был момент с5, dxc5 и Ананд бил слоном на «с5», а я побил конем, а затем поставил слона на «f6». И это дезориентировало Ароняна!

Аронян – Марков

После 11 хода белых

Эта позиция стояла у тебя перед партией? Можно сказать, что с дебютом ты угадал?

– Да, черными угадал. Вообще был один момент, когда я мог пойти в позицию с оценкой =.  Я пошел Nd7, но был ход Bd7, я и сам планировал до этого так пойти,

Аронян – Марков

После 15 хода белых

но дело в том, что после Nd7 завязывается очень интересная игра, где Аронян обязан «скидывать» коня и слона за ладью, и играть это положение. Если он отказывается – черные получают перевес. Меня это, конечно устраивало, и я пошел на этот вариант. Он отдает две фигуры за ладью, я точно расставляю свои фигуры, а затем ходу на 30-м возник критический момент, где ладья и две моих фигуры борются против двух белых ладей. На мой взгляд, ладья, конь и слон в возникшей позиции сильней, но надо их правильно расставить. И вот здесь я не смог разобраться. Не хватило класса. Позиция была очень интересная, с богатым содержанием игры, но не смог…

А как у тебя было со временем?

– В дебюте затратил кучу времени.  У меня оставалось 50 минут, когда я сделал ход  Nd7, но я успокаивал себя тем, что после моего хода Аронян затратил столько же времени! Я заставил его думать, и борьба шла равная до моей ошибки хода «с5». После всех разменов я попал в небольшой, но цейтнот. У меня было около 5 минут, достаточно мало для такой сложнейшей (во всяком случае, для меня) позиции. Если было хотя бы минут тридцать, возможно, я нашел бы верное решение. Надо было посидеть минут двадцать, найти для себя план расстановки фигур, но в силу ограниченного времени я не смог разобраться в динамике позиции и проиграл.

А во второй партии?

– Во второй партии я психологически сломался. Ошибся уже в дебюте и вообще настраивался на другую игру. Я рассматривал вариант с ходом «а6», а он пошел Nbd7 и вся моя подготовка пошла «псу под хвост». Хотя сильно врасплох меня это не застало. Единственная причина я думаю всё же в том, что в первый день я не рассчитывал проиграть! Не знаю почему, амбиции это или что-то другое, но не рассчитывал! Кстати, после первой партии Аронян спросил, почему  я отказался от ничейного варианта. Я ответил, что не каждый день встречаешься с шахматистами такого уровня и поэтому хотел борьбы.

Ага… Значит вы немного пообщались после первой встречи?

- Чуть-чуть, по некоторым моментам в партии. А во второй я был психологически надломлен. Уже сказал: хотел играть одно, а получилось другое. Потом надо играть на победу, а иначе какой смысл? Даже если ты играешь вничью с Ароняном, то проигрываешь и вылетаешь. Это меня не устраивало. Я должен был играть на победу, а получил равенство. Моментально Аронян мастерски уравнял. А потом… В общем проиграл.

 Ну, Аронян, все-таки такой шахматист, что в числе пострадавших не только ты один.

– На своей шкуре убедился, что он ошибок не прощает (с улыбкой).

Ты был единственным шахматистом, не имеющим международного звания среди 128 участников Кубка?

– Мне сказали, что как участник Кубка мира я могу рассчитывать на присвоение звания «Международный мастер».

Может, поведаешь посетителям сайта о себе и о том, как обстоят дела с шахматами в твоей стране?

– Я считаю, что для молодежи в Кыргызстане работы настолько много, что всегда удивляюсь, когда мне говорят, что у нас жить тяжело. Меня переполняют эмоции, потому что работы немеряно! Кто хочет зарабатывать, тот заработает.

Но мы говорим о шахматах или о том, что если я хочу зарабатывать, то легко найду себе занятие?

– Говорим о молодых людях. Но шахматисты в большинстве своем все молоды… Я, например, сейчас заканчиваю университет, и параллельно имею возможность заниматься еще и другими вещами.

Ты считаешь себя профессиональным шахматистом?

- Да, но только уровня Кыргызстана. До международного уровня, конечно, далеко. Сталкивался во время анализа с сильными шахматистами и понимал, что у меня есть много недостатков. Когда играешь все попроще: ты ошибся, он ошибся. Победить гроссмейстера «2600» не означает, что ты сам играешь в эту силу. Я это понимаю и ощущаю именно во время анализа. Сравниваю уровень своей игры и уровень других, даже если одержал победу над сильным шахматистом.

Планируешь играть в шахматы в дальнейшем, заниматься ими серьёзно?

- Сложный вопрос. Пока не определился. Может, у меня  получается иногда неплохо играть в шахматы, но в целом я смотрю что в силу возраста…

А сколько тебе?

– 24 года. И заниматься профессионально шахматами уже поздновато. Я уже, наверное, прошел тот пик, когда мог насыщать себя знанием. Сейчас я могу просто где-то «выстрелить».

Но, во всяком случае, ближайшие два-три года ты еще будешь играть, и надеюсь, мы тебя увидим за доской. И последний деликатный вопрос. Разговаривал ты в Тромсе с Филипповым на эту тему?

– Разговаривал. Спросил: «Зачем ты это сказал?» Он ответил: «Я выразил свое мнение». Ну что я могу сказать? Выразил и выразил...

Обстоятельная беседа получилась у нас с Михаилом. Реагировал собеседник подчас эмоционально (а кто бы на его месте сохранял олимпийское спокойствие?), но не «закрывался», был, как показалось, предельно искренен. Таковы реалии современной шахматной жизни, что технические новшества и атрибуты становятся неотъемлемой ее частью и в связи с этим вопросы «fair play» занимают все большее пространство в злободневных обсуждениях. Пока, к счастью, в турнирах не слишком значительных. Но уже…  И как отличить порядочного игрока не блиставшего ранее, но сыгравшего на пределе своих возможностей, от прохвоста примитивно использующего замаскированный передатчик? Вопросы, вопросы…

Беседу вел Сергей Ким

Ссылки: 1, 2, 3, 4, 5