СЕРГЕЙ ШИПОВ-ИЛЬЯ СМИРИН. НА ВЫСЕЛКАХ ИЛИ ДВА ВЗГЛЯДА НА ОДНУ ПРОБЛЕМУ (часть вторая)

После того как на проводе побывала Москва, настало время дать слово Кфар-Сабе (Израиль). Что скажете Илья Юльевич?

Насколько давним является Ваше знакомство?

Мы знакомы довольно давно, правда, пересекались только эпизодически. И не сыграли ни одной партии. Более тесно стали общаться, когда стали вместе комментировать, по-моему, это был второй матч на первенство мира Карлсен-Ананд. Комментирую я сравнительно недавно, с 2012 года, всего раз шесть. Сергей в этом деле профессионал, лет пятнадцать, если не больше, а я дебютировал в матче Ананд-Гельфанд, потом был турнир памяти Алехина, матч Ананд-Карлсен, мемориал Петросяна, (там мы, кстати, тоже несколько туров делали с Сергеем), женский нокаут-чемпионат мира, эпизодически комментировал несколько туров мемориала Таля. Я русскоязычный комментатор, не считаю, что мой английский достаточно хорош. Не хочется ломать язык. Могу, конечно, комментировать и по-английски, но это будет совсем не то, и ошибки будут неизбежно.

Прелести работы вдвоем в эфире?

Да всё ОК. Это был, кажется, третий раз, когда мы работали вместе. Если в первый раз были какие-то шероховатости, некоторые рабочие моменты, то сейчас их в целом стало меньше. Хорошая, достаточно творческая и комфортная обстановка. Есть определенная специфика работы вдвоем. Вообще один я никогда не комментировал, эффективней вдвоем… Сила двух слонов ведь обычно больше, чем в два раза по сравнению с одним?  Так и вдвоем комментировать в два с лишним раза лучше, чем одному (смеется).

Случались во время турнира забавные эпизоды, не вошедшие в «он-лайн», например, во время технического перерыва?

Да, ничего особенного. Во время перерыва люди подходили, спрашивали: что, да как. Некоторые вопросы были смешные, другие более серьезные. Было видно, что публике нравится. Меня вообще удивило, что некоторые сидели до конца каждый день. Зрителей на наших «посиделках» было от 25 до 70 человек ежедневно. Мне кажется, это много, учитывая, что они смотрели только на экран, не видели самих игроков. Был один мальчик, пришел на предпоследний тур. Семилетний, его звали Патрик, фамилию не вспомню, но какая-то русская, мне это сочетание показалось оригинальным. И этот мальчик задавал дельные вопросы, давал какие-то толковые комментарии, сидел больше шести часов. Потом задал очередной вопрос, я спросил: «Не пора ли тебе идти спать?». Было уже пол-десятого, поздно, я считаю, что в таком возрасте столько шахмат – это перебор. Но было видно, что он очень любит шахматы и, судя по всему, способный.

Сталкивались в процессе работы со своими коллегами по англоязычному эфиру? Шел какой-то обмен данными?

Пересекся один раз с Яном Непомнящим, вот это была интересная такая закадровая ситуация. Я стал ходить на комментирование пешком,  и вот иду к Белорусскому вокзалу по Тверской в районе станции метро «Маяковская» и встречаю Яна, который направляется к «Телеграфу», то есть движется в противоположном направлении. Они встретились в дороге! А так ни с кем не встречался, вы же знаете, мы сидели в нескольких километрах от «Телеграфа» и я не мог быть одновременно в двух местах. Даже царю Соломонуэто было неподвластно (смеется)! В принципе это был серьезный минус. Хотелось быть ближе не то, что к тусовке, а к реальным событиям. Чувствовать пульс. А так получился удаленный комментарий из бизнес-центра возле  станции метро «Белорусская».

Много было отвлекающих факторов и не мешали они работе? Матч «Брюнетки-Блондинки» например?

Я помню, удивился. К нам известные шахматисты, естественно, не ходили. И вдруг я вижу, пришла Александра Горячкина. Она явилась самая первая, я говорю: «Ну, вот, наконец, и профессионалы отдают должное нашему эфиру!» А потом стали прибывать дамы, и я понял – что-то здесь неладное. А позже кто-то, кажется, Наталья Жукова, мне сказала, что начинается матч между блондинками и брюнетками. Хотя, должен сказать, там было достаточно шатенок (смеется). Они играли свой матч и даже в какой-то момент попросили нас слегка «приглушить» свои голоса, чтобы мы говорили только в Интернет, а не для публики, которая собралась в зале. А смотреть со стороны было интересно, я читал об этих матчах раньше, идея любопытная. Больше ничего не отвлекало. Были мелкие технические неполадки, связанные с трансляцией, но они быстро устранялись.

Не требуя назвать имена, все же не могу удержаться: были шахматисты, которым вы желали победы в турнире? Или поставим вопрос следующим образом: если бы победитель определялся в результате конкурса зрительских симпатий, кого бы вы поставили на матч с Карлсеном?

На этот раз я ни за кого не болел. Я вообще считаю, что комментатору лучше быть нейтральным, тогда легче комментировать.  Не то, чтобы это нехорошо или неправильно, но может кого-то обидеть, если высказывать симпатии к одному игроку, пускай это даже российский гроссмейстер и трансляция проходит на русском языке. Все равно, кто-то может болеть за других. Но дело, может, даже не в этом. Я бы, наверное, болел за Ананда, если бы не считал, что третий матч Карлсен - Ананд будет некоторым перебором. Хотя это шахматист, которого я давно знаю, с которым пару мини-матчей играл в быстрые шахматы, и которому симпатизирую. Гениальный шахматист, что и говорить. Ни за кого не болел, но я рад успеху Карякина в первую очередь потому, что радовались мои российские друзья. Например, Андрей Филатов был счастлив, а про Кирилла Зангалиса я уже не говорю. Он был в последние дни в очень взволнованном, мягко говоря, состоянии. И когда Сергей победил, он был вне себя от радости. Потом мы встретились с ним на вечеринке, сразу же после завершения последнего тура, он просто сиял.

За относительно короткий промежуток времени прошло сразу три претендентских турнира. Что общего и в чём разнятся эти соревнования?

В Лондоне был действительно интересный турнир. Играл Карлсен, он выиграл до этого множество неофициальных соревнований. И было интересно, как он себя проявит в жесткой схватке. Все-таки он дрогнул. На финише проиграл две партии из трех. Но Фортуна была на его стороне. А чемпионом мира невозможно без нее стать. Избранное такое звание, все должно сойтись. И вот удача явно ему благоволила. Опередил по дополнительным показателям Крамника, а затем уверенно выиграл матч у Ананда. Очень интересный турнир с парадоксальным финишем, когда оба лидера проиграли. Честно говоря, меньше помню, что происходило в Ханты-Мансийске. Что, может, говорит о том, что это было менее интересное событие. Наверное, те, кто в нем участвовал, так не считали, но я говорю «со стороны». В Ханты-Мансийске выиграл Ананд, что было удивительно почти для всех. Я, кстати, был рад этому. Но каких-то деталей не помню. По сравнению с Лондоном, где запомнил последний и даже предпоследний тур. Как играл Иванчук! Пять раз просрочил время, но обыграл и Крамника, и Карлсена. Вообще участие Иванчука придавало турниру колорит наравне с Карлсеном. В Ханты-Мансийске таких «изюминок» было, пожалуй, меньше. Когда начался турнир в Москве, меня спрашивали: «кто ваш фаворит, кто лучший?» А я вообще не мог никого выделить, отдать кому-то математическое преимущество. Мне казалось, что шансы у всех «плюс-минус» равны. Да так оно и было на самом деле. За исключением Топалова все встали очень ровно. Кому-то повезло больше, кому-то меньше, но в целом сложиться могло по-разному. Сергей Карякин выиграл, но не за явным преимуществом.

Как часто удается верно предугадать итоги турнира?

Нечасто. Бывает это довольно редко, поэтому я не играю в букмекерских конторах, не делаю ставок (с улыбкой). А вот Карлсену это удалось.  Он написал перед турниром что-то вроде: «Конкуренция будет огромная, но мне кажется, что победит Карякин. У него целый ряд выдающихся качеств, в том числе он борец, крепкая нервная система и т. д.» Результат конкретной партии удается чаще предугадать. Но это и легче, конечно.

Главная неожиданность ТП?

Для меня неожиданность, скорей, творческая. В первом круге и начале второго было довольно низкое качество партий, чего уж там говорить. Я понимаю, что там огромное напряжение, которое не может не влиять на качество партий, но все же… Тем не менее, три-четыре последних тура это негативное впечатление сгладили. Они были намного более интересными, боевыми, тоже были ошибки и немало, но уровень игры вырос с  точки зрения чисто шахматной и спортивной привлекательности.

Самый «везучий», «невезучий» участник турнира?

Самый «невезучий» это, наверное, все-таки Аниш Гири. Выдал уникальный результат – все ничьи. Но мы отмечали с Сергеем во время он-лайна, что он показал, наверное, самую качественную игру среди всех участников. Ни разу не был в явно худшей позиции, недобрал много очков. Было очевидно, что имеются проблемы, связанные с реализацией.

А самым удачливым? Наверное, Карякина, раз он победил. Я, кстати, рад, что по ходу турнира были две сицилианские. Считал, что будет неправильным, если вообще не сыграют ни одной сицилианки. А их долгое время не было. И вот за три тура до конца сначала Топалов сыграл с Карякиным, а в последнем туре и Каруана. Сергей выиграл обе партии в очень хорошем стиле. Они  были неоднозначные, но он дважды вышел победителем. Хотя Топалов там довольно грубо ошибся в один момент. Сделал простую ошибку, недопустимую для шахматиста его класса. Очевидно, что сицилианская за белых – сильная сторона в творчестве Карякина. И это тоже было в какой-то степени везением. То, что соперники именно с ним два раза сыграли 1… с5 после 1.е4, было ему на руку.

Какой тур (разумеется, кроме последнего)  и почему стал наиболее важным в этом соревновании?

Последние три тура. Гроссмейстеры стали играть в открытые шахматы, пошли ва-банк. Стало нечего терять, и борьба сильно обострилась. Запомнился тур, в котором Карякин выиграл у Топалова.

Лучшая (лучшие) партия турнира или та, которая произвела наибольшее впечатление?

Если брать самый драматический момент, то партия Каруаны со Свидлером. Она длилась семь с половиной часов, и Каруана выпустил большие шансы. Сначала у Свидлера было все хорошо, потом Петр что-то «подзевнул» и перевес перешел к Фабиано. В какой-то момент американец тоже сыграл нечетко, возник ничейный эндшпиль, где петербуржец мог сразу сделать ничью, но он пошел в эндшпиль «ладья и слон против ладьи». Он, безусловно, знал, как надо защищаться. Держал известную стойку, и вот, когда осталось 10-12 ходов до истечения 50 ходов, Петя вдруг допустил грубую ошибку, и возникла позиция Филидора. Все знают, что эта позиция выиграна, но очень немногие знают как. Видно было, что Каруана, что-то знал и помнил. Заметно было даже по лицу, у него глаза заблестели. Я обратил внимание: обычно он сидит с безразличным видом и трудно что-то прочитать по его лицу, а здесь… Вот этот маневр слон «эф 2», поскольку он не очевиден.  Но он не вспомнил, в какой момент его необходимо провести и провел его слишком рано. У Фабиано оставалось три минуты с небольшим, он стал лихорадочно думать, но не смог. Этим самым выпустил выигрыш, и партия завершилась вничью. А я сразу предсказал, что он вряд ли сможет, и это была в самом деле крайне сложная задача. Требовалось уложиться в заданное число ходов. На пару минут Каисса повернулась к нему лицом.

Если бы он выиграл эту партию, имел бы перед последним туром «+3», его бы устраивала ничья с Карякиным, и я считаю, что у Фабиано было бы в этом случае больше шансов сделать ничью, чем у Сергея выиграть. Но это, в общем, логично. Всегда тяжело побеждать по заказу. А так стало ясно, что он должен «кидаться» в последнем туре черными, а это не то, чтобы безнадежная попытка, но очень тяжелая.

Главная теоретическая новинка турнира?

Особых теоретических новинок я не заметил. Были кой-какие дискуссии. Например, в новоиндийской защите Карякин черными дважды успешно защищался против довольно редкого хода Лb1. Но это была такая мини-дискуссия. Теоретические сражения развернулись в английском начале, там, например, Карякин применил сильную новинку в партии со Свидлером и имел стратегически выигранную позицию. Но потом напутал, и уже Петр был близок к выигрышу.

В турнире в «отделе снабжения» оказался по сути дела один участник. «-5» ВеселинаТопалова разошлись между тремя гроссмейстерами. Карякин – «+3» и Каруана с Анандом по «+1». Ясно, что болгарский экс-чемпион был не в форме и этот турнир просто эпизод в его карьере, но хочется задать вопрос. Насколько изменились бы результаты, если вместо Топалова сыграл Крамник?

Вопрос гипотетический. А то, что результаты бы изменились, это наверняка.  Турнир, скорее всего, стал бы еще более плотным. А результативность была бы еще меньшей. В смысле она была низкой, но в конце возросла и стала  нормальной, около тридцати процентов.Так произошло во многом благодаря Топалову,  который проиграл пять партий и Ананду, который стал самым результативным участником – выиграл четыре и проиграл три партии. Крамник уж точно «минус пять» бы не стоял, а претендовал бы, вероятно, на победу в турнире. Но играл бы, например, Вашье-Лаграв, тоже было бы все по-другому. А вот как, мы можем только предполагать.

Считаете ли вы оптимальной формулу определения претендента на титульный матч? Турнир, конечно, очень интересен, но что можно поменять? Дополнить?

Я вообще не считаю, что есть оптимальная форма определения претендента. Нынешняя формула логична и увлекательна. Да и организаторам легче организовать один турнир претендентов, чем серию матчей. Это тоже немаловажный фактор в наши дни. Система, мне кажется, неплохая. Другое дело, и тут я согласен с Сергеем Шиповым, что в случае равенства очков неправильно определять победителя по дополнительным показателям, а, наверное, следует на следующий день провести какой-то матч в быстрые шахматы. Это было бы не только логичней, но и интересней для зрителей.

ТП-2016 был отмечен участием сразу троих новичков: Каруаны, Накамуры и Гири. Кто из молодых гроссмейстеров будет играть (имеет шансы) в следующем турнире претендентов?

Мне кажется, угроза Карлсену может прийти с Востока. Китайцы Вей И и Дин Лижень (он постарше, конечно, но его еще можно считать молодым) – эти двое выглядят очень солидно. Что касается названной троицы, то видно, что у Гири капитально поставлена игра. И если он сумеет устранить свои недостатки, которые стали очевидными благодаря этому турниру… Это реализация преимущества и нанесение заключительного удара. Еще Леонид Штейн говорил, что «в нашем деле самое трудное нанести завершающий удар». Не ручаюсь за дословность цитаты, но смысл именно этот. Каруана тоже имеет все шансы, у него мощная игра. А Накамура, может, менее профессионален по сравнению с этими двумя, но все-таки шахматист огромного таланта. Он и выиграл в последних трех турах дважды, так что из аутсайдеров выбился в середняки. Турнир закончил нормально. И если будет дуть попутный ветер в паруса, то и Накамура вполне может выиграть.

Как только стало известно имя победителя, начались прогнозы о будущем матче за корону. Что нового (помимо того, что он станет самым молодым в истории шахмат) на Ваш взгляд даст этот матч?

Очевидно, что Карлсен фаворит. Рейтинг выше, успехи больше, играет более разносторонне. Другое дело, что у Карякина есть реальные шансы. Я считаю, что если им дать возможность сыграть три-четыре матча, то один из них Сережа выиграл бы. Вопрос для него в том, когда состоится такой матч? Сейчас, или во второй, третий раз? Но у Сергея сейчас хорошая система поддержки, он может иметь много помощников, плодотворно работать. И как знать, может через полгода он сделает качественный скачок. Но даже сейчас, с той игрой, которую он показал на турнире претендентов, Карлсену будет его непросто обыграть. А при удачном раскладе он может победить.

Вопрос, имеющий отношение к такой специфической деятельности как шахматный комментатор. Кто из гроссмейстеров прошлого смог бы на протяжении нескольких часов работать в прямом эфире? И соответственно взгляд в будущее: кто из нынешних молодых шахматистов обладает достаточной эрудицией, умением «держать» в напряжении аудиторию и т. д.?

Виктор Гусев, наверное (смеется). Не знаю, думаю, Михаил Таль, он очень любил это дело. Он умел блестяще говорить, с огромным чувством юмора. Я помню его комментарии по горячим следам первого и второго матчей Карпов-Каспаров. Помните, после программы «Время» были специальные передачи? И вот двадцать пять минут, полчаса предоставлялось шахматам. Там выступали разные гроссмейстеры, но мне очень нравилось, как комментировал Таль. В очень такой мягкой афористичной манере, нейтральной и вместе с тем увлекательной. Вот он, наверное, смог бы. Но семь часов – это, конечно, тяжело. Я считаю, что контроль имеет смысл подсократить. В том числе и из тех соображений, что следить за эфиром так долго любителям шахмат тяжело. Нам можно комментировать и семь часов, хотя, когда после пяти остается одна партия и она не слишком интересна, как часто бывает, то тяжело чисто морально. Надо о чем-то говорить, а многое уже сказано за предыдущее время. Но играть семичасовую партию гораздо трудней, чем комментировать. В этом я точно отдаю себе отчет, потому что был в обеих ипостасях.

А из современных кто бы смог? Есть такие ребята. Мы, например, комментировали с Сашей Грищуком. С ним было очень интересно, у него есть безусловные способности к комментированию. И Петя Свидлер. Для него разницы нет, комментировать по-русски или по-английски, он с легкостью творит на обоих языках.

Вопросы задавал Сергей Ким

 

Ссылки: 1, 2, 3, 4, 5