ТРИ КНИГИ – ТРИ СУДЬБЫ

«Шахматисты». Картина итальянского художника Л.Караччи (около 1590)

История такой старинной игры, как шахматы, полна загадок и тайн, где часто трудно отличить правду от вымыслов и мифологии.

Одна из таких проблем, которую предстояло решить историкам, это ответ на вопрос: как, когда и где возникли современные шахматы – то есть игра с дальнобойными ферзем и слонами?

Эта реформа превратила медлительные, тягучие восточные шахматы в динамичную, захватывающую игру, которой поныне увлекаются миллионы людей. Как в свое время выразился Мэррей, «к сожалению, у нас нет никакой информации о новых шахматах, относящейся к их истории, и нам неизвестно ничего о времени и месте их рождения, мы ничего не знаем о причине их возникновения и столь быстром распространении в Европе».

Изучение этих проблем началось лишь во второй половине XIX века. Ван дер Линде, фон дер Лаза и Мэррей могут быть названы пионерами этих исследований. Во-первых, они установили, что реформа шахмат произошла в самом конце XV века, во-вторых, они назвали страны-кандидаты, где могла произойти эта реформа: Италия, Испания и Франция. Остался только один вопрос: какая из этих стран была первой? Здесь мнения разделились: Ван дер Линде назвал Францию, Мэррей – Италию, а фон дер Лаза – Испанию.

Сейчас, более века спустя, благодаря объединенным усилиям историков разных стран, мы близки к окончательному решению этой проблемы.

О поистине детективной истории, связанной с ней, я и намерен здесь рассказать. Однако сначала нужно объяснить, как случилось, что я оказался вовлечен в это дело.

В конце 60-х годов, будучи в Амстердаме, я посетил экс-чемпиона мира доктора Макса Эйве, и он, зная о моем интересе к истории шахмат, подарил мне только что напечатанный в Голландии с его предисловием репринт первого издания книги Дамиано (Рим, 1512). А в 1972 году, возвращаясь с турнира в Пальма-де-Мальорке, я провел неделю в Барселоне и стал счастливым обладателем репринта книги Лусены (1497). Так у меня появился материал для изучения.

Титульный лист книги Лусены «Забавы любви и искусство шахмат» (1497)

Сочинение Дамиано «Эта книга учит играть в шахматы и содержит задачи» было первой книгой в Италии, посвященной новым шахматам. Она была выпущена на двух языках – итальянском и испанском. Несмотря на плохую бумагу и грубо выполненные диаграммы, книгу ждала блестящая судьба: только в XVI веке она выдержала восемь изданий, была переведена на французский, английский и немецкий языки. Можно сказать, что Западная Европа училась шахматам по книге Дамиано. Это был первый популярный шахматный учебник. Он содержал ряд дебютов, включая так называемый гамбит Дамиано, прославивший имя автора, 16 «subtleties» (тонкостей) игры и 72 задачи. Они стали широко известны, и, например, в антологии задач, изданной в середине XIX века в Париже, не менее двух десятков были взяты из книги Дамиано.

Титульный лист книги Дамиано «Эта книга учит играть в шахматы…» (1512)

Сочинение дона Лусены было опубликовано в Саламанке (Испания). Его автором был студент местного университета Луис Рамирес де Лусена, сын посла короля Испании. Шикарное издание посвящалось принцу Хуану, наследнику королевской четы Фердинанда и Изабеллы. Книга была напечатана небольшим тиражом и никакого влияния на развитие шахмат в Европе не оказала. В XIX веке о ее существовании знали только некоторые исследователи. Она носила странное название «Повторение любви и искусство игры в шахматы», и первая часть никакого отношения к шахматам не имела. Вторая часть содержала правила новых шахмат, некоторые дебюты и задачи как новых, так и старых шахмат.

Когда историки взялись за изучение книги Лусены, они пришли к выводу, что он не был автором этих задач. Он их только собрал, то есть был, как ныне говорят ученые мужи, антологистом. Что касается дебютов, то автор честно признаётся читателю: «Я намереваюсь представить лучшие начала игры, которые видел в Риме, во всей Италии, а также во Франции и Испании». Только за это Лусена был провозглашен историками первым теоретиком современных шахмат!

О своих задачах Лусена молчит, но Ван дер Линде обнаружил, что все задачи старых шахмат из его книги можно найти в рукописях того времени.

Тогда возникает вопрос: откуда Лусена взял задачи новых шахмат?

Разыскивая этот источник, историки обнаружили книгу Франческо Висента, содержащую 100 задач. Она была опубликована в Испании в 1495 году и упомянута в справочнике редких испанских книг в 1795-м. Там же сообщалось, что экземпляр книги хранится в библиотеке старинного монастыря Монсеррат в Пиренеях. Информация исходила от священников этого монастыря, известных библиофилов, которым нельзя было не доверять.

Однако когда в середине XIX века историки связались с библиотекой Монсеррата, то получили лаконичный ответ: такой книги в монастыре нет! Выяснилось, что книга могла пропасть либо во время наполеоновских войн в 1811 году, когда французские войска осаждали Монсеррат, либо в 1834 году, когда в монастыре случился пожар, уничтоживший немало ценных книг. Так или иначе, но книга Висента бесследно исчезла! В XIX веке все попытки найти ее оказались безрезультатными.

Не скрою, что судьба книги Висента меня заинтриговала. А не могли ли новые задачи Висента оказаться в книгах, опубликованных позже? Первым, кто это предположил, был английский шахматист Уильям Льюис. Но как это проверить? И тут я стал внимательно изучать книгу Лусены. Первое, на что обратил внимание, – пять задач в ней повторялись дважды. Причем удивляло их расположение. Дело в том, что в то время было уже немало рукописных сборников задач, и материал в них располагался в определенном порядке, в зависимости от числа ходов: сначала двухходовки, затем трехходовки и т.д.

Лусена начал свою антологию в такой же манере. Сначала у него идут двухходовки, затем трехходовки, которые он, в свою очередь, разделил на две группы: впереди шли задачи старых шахмат (del vieho), затем новых (de la dama). Однако затем Лусена сбивается с курса, и у него оказываются перемешанными трехходовки и четырехходовки. Лишь в середине книги он возвращается на изначальный путь: за старыми и новыми трехходовками идут старые и новые четырехходовки, старые и новые пятиходовки и т.д. Далее, за небольшим исключением, этот порядок сохраняется до конца книги.

Все эти особенности указывают на то, что Лусена пользовался не одним, а несколькими источниками. Более того, возникало впечатление, что один из этих источников – самый большой – был как бы основой книги. И я решил попытаться выявить этот основной источник. Задача не выглядела особенно трудной: две несуразности были видны даже невооруженным глазом. Я убрал две трехходовки, оказавшиеся совсем не к месту среди восьмиходовок, и две четырехходовки, затесавшиеся среди пятиходовок. И здесь я вдруг оказался в тупике: в группе трех- и четырехходовок был полный хаос, причем все эти задачи были старых шахмат.

После долгих размышлений я пришел к выводу, что их тоже нужно убрать, тем более что они никак не соответствовали первоначальной расстановке. После этого я сосчитал оставшиеся задачи. Их оказалось 96! Вы, конечно, помните, что в книге Висента было 100 задач. 100 и 96 – весьма близкие цифры. Так был получен первый важный результат: основной источник книги Лусены содержал 96 задач. Однако для того, чтобы доказать, что этим источником была именно пропавшая книга Висента, требовались дополнительные доказательства.

Тогда я взялся за третью книгу, посвященную современным шахматам, за учебник Дамиано. Нужно было проверить утверждение историков, что 70 из 72 задач Дамиано есть в книге Лусены.

Действительно, хотя Дамиано вносил кое-какие изменения в задачи Лусены, добавляя или, наоборот, убирая пешки или фигуры, решения задач были в большинстве своем короче, чем у предшественника. Однако, это не меняло главный вывод: готовя к изданию свой учебник, Дамиано отталкивался от задач Лусены.

Сначала мне тоже казалось, что Дамиано использовал почти половину задач Лусены, но затем меня стали одолевать сомнения в верности такого вывода. И было отчего! Книга Лусены считалась редкостью. Две ее копии хранились в Эскориале, в королевской библиотеке Испании, третий экземпляр оказался в Рио-де-Жанейро, куда он попал вместе с библиотекой короля Португалии Жоао IV, который во время наполеоновского вторжения бежал вместе со своим двором в Бразилию. Создавалось впечатление, что книга Лусены хранилась «за семью печатями» в королевских библиотеках и простым смертным была недоступна. Каким же образом скромный аптекарь из Одемиры, с самого юга Португалии, мог заполучить ее в руки?

Возник и другой вопрос: даже если Дамиано удалось-таки познакомиться с книгой Лусены, почему он взял из нее 70, а не все 72 задачи? В принципе, он сам мог быть автором этих двух задач, но это предположение отпало: одна из них оказалась хорошо известной задачей старых шахмат.

Уже в XX столетии Мэррей выразил сомнение в том, что Дамиано вообще пользовался книгой Лусены. Он объявил, что у Лусены и Дамиано, видимо, был один общий источник, откуда они и заимствовали свои задачи. Причем Мэррей вообще считал, что пропавшая книга Висента содержит только задачи старых шахмат.

Но какой другой источник мог стать основой книг Лусены и Дамиано?

Существует несколько известных манускриптов, связанных уже с новыми шахматами и написанных раньше книги Дамиано.

Прежде всего, это Геттингенский манускрипт, содержащий 30 задач новых шахмат, – все эти задачи можно найти у Лусены, и они расположены в том же порядке, что у Лусены. Все другие рукописи содержат слишком незначительное число задач Лусены.

Поэтому я счел логичным сравнить задачи Дамиано с теми 96 задачами, что я выделил из книги Лусены. Результат оказался ошеломляющим: все 70 задач Дамиано, которые он заимствовал у Лусены, оказались в этом числе!

Отсюда можно заключить, что эти 96 задач принадлежат к некой ранней коллекции, которую использовали Лусена и Дамиано, и о существовании которой подозревал еще Мэррей. В ходе исследования возникла еще одна мысль: что задачи Дамиано, которых нет у Лусены, также могут входить в эту коллекцию.

Итак, ядро книги Лусены, как мы установили, составляют 96 задач, большинство которых являются задачами новых шахмат. Они объединены единой классификацией и, без сомнения, имеют один источник. В их число входит подавляющее большинство задач Дамиано.

У меня уже не было сомнений в том, что Дамиано и Лусена черпали свои задачи из книги Висента. Если предположить, что две задачи Дамиано, которых нет у Лусены, принадлежат тому же источнику, то число таких задач составит 96+2=98.

Пропавшая книга Висента содержала 100 задач. 98 и 100! Такая близость цифр не может быть случайностью и означает, что эти 98 задач принадлежат Висенту!

Приведем список этих задач:

Неслучайно число задач в первых четырех группах одно и то же. В этом, видимо, был замысел автора.

И последнее: я считал старыми все задачи, которые не могли быть решены по правилам современных шахмат.

Уже в наше время Кальво установил, что в публикации книг Висента и Лусены приняли участие печатники из Германии. Так, из старинной библиографии стало известно, что книгу Висента печатали Лопе де Рока Алемани и Пере Тринчет, а книгу Лусены – Лопе Санц и Хутц. Кстати, копия книги Лусены, которую я использовал в своем исследовании (Мадрид, 1953), оказалась неточной и отличалась от оригинала. На это мне указал голландский историк д-р П.Монте, поэтому мои результаты нуждались в коррекции.

Однако главный итог оставался прежним: Лусена использовал все задачи Висента. После того как моя статья о Висенте и Лусене была опубликована в 1993 году в журнале «Revista Internacional de Ajedrez», испанский историк Перес де Арриага в том же журнале не согласился с моим заключением. Он утверждал: если мы не можем идентифицировать новые задачи Лусены, это значит, что он сам их составил.

Между тем, меня поддержал английский историк Кен Уайльд (один из авторов шахматной энциклопедии, основатель Международной библиографической шахматной ассоциации). «Чем больше я работаю над Лусеной, – написал он мне, – тем больше убеждаюсь в том, что он не был автором ни одной из задач своей книги. Он выполнил важную роль, собрав весь этот материал, но слишком часто становится заметно, что он не всегда понимает, что делает».

Следующий шаг в решении тайны Висента неожиданно был сделан в Италии. В 1995 году историк Франко Пратези обнаружил в Малатестианской библиотеке города Сезены неизвестный манускрипт, содержащий 357 задач. Это была энциклопедия так называемых «partiti» (окончаний). В ней оказались все задачи Лусены и, следовательно, Дамиано. Это означало, что там должны быть и все задачи Висента.

В 1999 году в журнале «L’Italia Scacchistica» историк Алессандро Санвито опубликовал интересную статью «Испанский учитель шахмат Лукреции Борджиа». (Borgia – знатный род испанского происхождения, игравший значительную роль в жизни Италии в XV – начале XVI веков. Наиболее известны Родриго, он же папа Александр VI, его сын Чезаре и дочь Лукреция, запечатленная как роковая женщина во многих произведениях искусства, романах и фильмах.) Было известно, что дочь папы Александра VI играла в шахматы, но не было известно, что у Лукреции был учитель шахмат – испанец по имени Франческо, который последовал за ней в Италию. Санвито предположил, что этот учитель есть не кто иной, как Франческо Висент, и что именно он является автором манускрипта из Сезены!

Эта информация была с энтузиазмом воспринята испанскими историками. Один из них, Хосе А.Гарсон, опубликовал объемистую, в 500 страниц, книгу «Возвращение Франческо Висента» (Валенсия, 2005). В ней он суммировал итоги работы многих исследователей и пришел к выводу, что фон дер Лаза был прав: именно Испания, а точнее Валенсия является родиной современных шахмат. Я полностью согласен с этим утверждением.

На обложке книги «Возвращение Франческо Висента» (2005) – страницы авторской рукописи XV века

Однако меня смущает утверждение, что манускрипт из Сезены был написан в начале XVI века. Ведь в нем, например, можно увидеть широко известную эндшпильную позицию с тремя связанными пешками против трех на разных флангах. Правильное ее решение было найдено только в середине XIX века, и оно демонстрирует значительно более высокое искусство анализа, чем доступное в начале XVI века. Но это уже вопрос к будущим исследователям.

(Текст Юрия Авербаха)