ЗАГАДКА ТРЕХ ПАРТИЙ

Автор: Юрий Авербах

 

Красивая женщина радует глаз, женщина добрая – услада сердца;

первая всего лишь красивая безделушку,

вторая – настоящее сокровище.

Наполеон I

ПРОЛОГ

В 1953 году по пути в Новый Свет команда советских шахматистов впервые оказалась в Париже. Из-за задержки с визами нам пришлось неделю провести в столице Франции.

Неделя в Париже, да еще и летом! Оживленные парижане на бульварах и Елисейских полях, толпы туристов у Сакре-Кёр, торжественные мессы в Нотр-Дам, «Казино де Пари», Плас Пигаль, Венера Милосская и Джоконда в Лувре, скорбная тишина кладбища Пер-Ла-Шез. Каждый из нас по-своему открывал этот замечательный город.

Среди достопримечательностей Парижа есть одна особенно дорогая сердцу шахматиста.

«Париж – единственное место в мире, а «Café de la Regence» - единственное место в Париже, где можно встретить лучших игроков в шахматы», - писал Дени Дидро во второй половине XVIII века.

Там можно было увидеть за игрой шахматных королей своего времени: сира Кермюра де Легаля и Франсуа Андре Даникана Филидора, а позднее, уже в XIX веке, Пьера Шарля Фурнье де Сент-Амана.

Во второй половине XIX века его старинные стены видели Морфи, Андерсена, Стейница, Ласкера, а позднее Капабланку и Алехина.

Но не только мастерами шахмат прославилось это кафе. Оно также было местом встреч блестящих умов Франции Жан-Жака Руссо, Вольтера, Даламбера, Дидро. «Жан-Жак Руссо прославил один кофейный дом «Café de la Regence» тем, что всякий день играл там и в шашки. Любопытство видеть великого Автора привлекало туда столько зрителей, что полицмейстер должен был приставить к дверям караул. И ныне еще собираются там ревностные жан-жакисты пить кофе в честь руссовой памяти. Стул, на котором он сиживал, хранится как драгоценность», - сообщает нам Карамзин в «Письмах русского путешественника» (май, 1790).

Не торопитесь осуждать маститого русского историка, что он спутал шахматы и шашки. В XVIII веке шахматная доска называлась шашечницей, а игры на ней шашечными играми.

Конечно, мы посчитали своим долгом посетить «Café de la Regence», и в один из дней дружной компанией, в которой был и тогдашний Чемпион Мира, а также два будущих (правда, тогда мы этого еще не знали), отправились туда. Предводительствовал нами Сало Флор, который до войны неоднократно бывал в Париже и хорошо его знал.

Недалеко от Лувра мы прошли улицу Ришелье и, перейдя площадь Пале-Рояль, оказались перед небольшим зданием, на фасаде которого красовалась надпись: «Café de la Regence».

Кафе это ничем не отличалось от своих собратьев, не имевших столь блистательного прошлого: столики на двоих и четверых, белоснежные скатерти, самая обычная посуда, хрусталь, рюмки, солонки. На стенах зеркала.

И никаких шахмат!

Увы, в шахматы в кафе уже не играли. На нашу просьбу принести доску с фигурами официант ответил отказом.

- До войны здесь были шахматы Наполеона, вспомнил Флор. – Что-то я их не вижу!

- Шахматы Наполеона! – оживился официант. – Вон они.

Действительно, у гардероба в углу сиротливо стоял столик, покрытый стеклянным ящиком. Когда мы подошли поближе, то увидели под стеклом необычные, старинной работы резные фигурки, застывшие в начальном положении на весьма истертой и видавшей виды доске. Пешками были гренадеры с ружьями наперевес, слонами – офицеры с саблями наголо.

- Вот она, шахматная реликвия! – воскликнул Флор. – Подумать только, этих гвардейцев водил в атаку сам Бонапарт!

Несколько позже, на площади Этуаль, у массивного прямоугольника Триумфальной арки с названиями всех битв, в которых участвовал Наполеон, я вспомнил об этих фигурках. Мне захотелось выяснить, какое место в жизни Бонапарта занимали шахматы. Как играл величайший военный гений в истории человечества, давший на своем веку больше сражений, чем Александр Македонский, Юлий Цезарь и Александр Суворов вместе взятые?..

ТРЕТЬЯ СТРАСТЬ

Можно усомниться в том, что шахматами, которые выставлены в «Режанс», действительно пользовался Бонапарт. В лучшем случае эти фигурки лишь собратья тех, что держал в своих руках будущий Император Франции. И вот почему.

В период с 1794 по 1795 год Бонапарт находился в Париже. Двадцатипятилетний генерал в отставке, познавший уже славу побед, но поссорившийся с начальством, оказался не у дел. Он почти ежедневно бывал в «Режанс» и коротал время либо наблюдая за игрой, либо играя сам. Но мог ли предвидеть тогдашний хозяин кафе, что этот угрюмый молодой человек в потертом сером пальто станет величайшим полководцем мира, грозой европейских монархов?!

«Бонапарт? Что такое Бонапарт? Где он служил? Никто этого не знает», - такими не очень лестными словами встретил отец юного поручика Жюно, когда тот принес весть, что генерал Бонапарт собирается взять его к себе в адъютанты.

А в кафе «Режанс» в то время было много комплектов шахмат…

… Многотомные фундаментальные исследования, тысячи монографий, бесчисленные мемуары. Библиографы насчитывают около двухсот тысяч работ, посвященных Наполеону. Почти все, чей жизненный путь пересекался с ним, считали своим долгом об этот рассказать. К сожалению, наряду с достоверными сведениями мемуарная литература содержит немало анекдотов, и часто невозможно отличить правду от вымысла. Особенно это характерно для описаний интимной жизни Бонапарта, его развлечений в свободные часы.

Наполеон и Меттерних. Рисунок А. Пауля Вебера, 1967 г.

Только придирчиво сравнивая различные воспоминания, можно уловить крупицы истины. В отношении шахмат мнения свидетелей едины. Если великими страстями великого человека были стремления к славе и власти, то немногие свободные часы Наполеон отдавал третьей страсти – игре в шахматы.

Он сражался за шахматной доской везде и всюду – в молодости в военном колледже, в зрелые годы: в салонах дворцов, во время плавания на кораблях, в походах на бивуаках, в перерывах между сражениями. Везде, куда бы ни заносила его судьба, с ним были шахматы: в Египте, России, Польше, на острове Эльба и, наконец, там, где впоследствии около двадцати лет покоился его прах – на острове Святой Елены.

Наполеон играл быстро, не особенно сосредотачиваясь, давая полную свободу полету мысли. Когда же его противники основательно задумывались, он раздражался, проявлял всяческое нетерпение.

Не многие умеют спокойно переносить удары судьбы. Даже в шахматах. Наполеон с его корсиканским темпераментом не принадлежал к их числу. Проигрывая, он злился и не скрывал своего неудовольствия. Но, как легко понять, его окружение знало эту слабость великого полководца и старалось не слишком часто причинять подобные огорчения. Однако Наполеон достаточно хорошо разбирался в людях.

- Как это так? – однажды спросил он. – Я часто проигрываю игрокам, которые никогда не выигрывают у тех, которых побеждаю я. Парадокс, не правда ли? Как понять его? – И с усмешкой, прищурив глаза, показал, что не обманут любезностью своих приближенных.

О Наполеоне и шахматах ходит немало историй разной степени достоверности. Не поручусь я и за документальную точность следующего эпизода, хотя он интересен тем, что был рассказан в свое время французским шахматистом Лабурдонне.

«Однажды Император играл в шахматы с маршалом Бертье, когда доложили о приходе персидского посла. Наполеон был не таков, чтобы его можно было оторвать от игры, если он увлечен. Не прерывая партии, император приказал привести посла и после обычных придворных церемоний обрушил на него град вопросов – о Турции, Персии, Мухаммаде и Коране, гаремах и женщинах Востока, военной дисциплине и т.д.

Перс сначала растерялся, но затем, как опытный дипломат, выбрал главное направление и стал отвечать. Он до седьмого неба превозносил свою родину и особенно расхваливал всадников Исфахана как лучших в мире кавалеристов. Наполеон полушутя-полусерьезно стал оспаривать это утверждение, но посла нелегко было сбить.

- В Европе отличные солдаты, но персидские кони! – воскликнул тот.

Когда Бонапарту перевели эти слова, он расхохотался и бросил переводчику:

- Скажи, что завтра я покажу ему настоящую кавалерию!

Посол попрощался и удалился. Игра продолжалась.

Размышляя над ходами, Император время от времени отдавал приказания. Из Тюильри во все стороны поскакали ординарцы. В Париж начали стягивать полки улан и драгун. Словно коней на шахматной доске, полководец держал их в руках.

А на следующий день перед Наполеоном и послом во всей красе продефилировали сорок тысяч всадников.

Париж провожал их в далекий путь. Впереди была Москва…»

Маршалы Наполеона также не чурались шахмат. Кроме Бертье постоянными партнерами Наполеона были Мюрат и герцог Бассано.

«Император неудачно начинал партию, - рассказывает последний в своих мемуарах. – Уже в дебюте он часто терял фигуры и пешки. Правда, не всегда его противники решались этим воспользоваться. Он вдохновлялся только в середине игры. Схватка фигур возбуждала его ум. Он предвидел на три-четыре хода вперед и осуществлял мудрые и красивые комбинации.

На Святой Елене он играл ежедневно, и без того благородная игра в шахматы еще более возвысилась, давая несколько мгновений счастливого развлечения самому великому узнику и изгнаннику».

Герцогу Бассано трудно не верить. Он сопровождал Императора в изгнание. Впрочем, его слова подтверждают и другие очевидцы. Так, Лас-Каз в «Мемориале Святой Елены» пишет: «Перед обедом Император играл несколько партий в шахматы».

А вот выдержка из дневника леди Малькольм, вместе с мужем, адмиралом Малькольмом, посетившей узника Святой Елены:

«Бонапарт повернулся к леди Малькольм и спросил ее, играет ли она в шахматы?

- Да, - ответила она.

Тогда он приказал принести доску и фигуры. Бонапарт играл быстро, во время игры перекидываясь словами с адмиралом. Иногда он неправильно ходил фигурами, иногда ошибался, делал плохие ходы, и тогда кто-нибудь из окружающих указывал ему на ошибку. Леди Малькольм выиграла. Он засмеялся и предложил еще одну партию. Как и раньше, право первого хода он предоставил леди Малькольм. На этот раз Бонапарт играл с большим вниманием и победил.»

Отзывы об игре Наполеона в шахматы заставляют предположить, что он не был классным игроком и нисколько не превосходил в этом искусстве своих партнеров.

Точную оценку силы игры Бонапарта можно дать, только рассмотрев его партии. И если он так увлекался шахматами и много играл, неужели в огромном потоке информации о нем не сохранилось ни одной записанной партии?

К сожалению, среди приближенных Наполеона, по-видимому, не оказалось человека, владевшего шахматной нотацией, кто бы записывал и оставил потомкам партии, сыгранные великим полководцем. Скорее всего, ни сам Наполеон, ни его окружение не придавали этим партиям – развлечению в часы досуга – особого значения.

Тем не менее, на страницах шахматных книг и журналов приводится три партии, будто бы принадлежащие Наполеону. Они играны в разные периоды его жизни – в 1804 году (в бытность Первым консулом в расцвете славы республики), в 1809 году (перед битвой под Ваграмом), в 1820 году (за год до смерти на острове Святой Елены).

РОКОВАЯ ПАРТИЯ

Почти четверть века спустя после смерти Наполеона во французском журнале «Паламед», первом в мире шахматном журнале, появился сенсационный материал: «Партия в шахматы, игранная Наполеоном».

Мы приведем его полностью, лишь сопроводив необходимым предисловием.

В начале 1804 года тайная полиция донесла Первому консулу о готовящемся на него покушении. Нити заговора вели к роялистам в Лондон. Его целью была реставрация Бурбонов. Полиции удалось схватить заговорщиков, но Наполеон не успокоился.

- Напрасно Бурбоны думают, что я не могу воздать им по заслугам! – воскликнул он в гневе.

А тут еще Талейран подлил масла в огонь, добавив:

- Бурбоны, очевидно, думают, что ваша кровь не столь драгоценна, как их собственная.

Это привело Наполеона в бешенство. Он решил нанести ответный удар. И со свойственной ему стремительностью начал действовать. Был собран совет из нескольких лиц, в их числе Фуше и Талейран.

Совет вынес решение арестовать и судить одного из членов династии Бурбонов, старшего сына принца Конде, герцога Энгиенского.

Герцог в это время жил за границей, в городе Эттенгейме, в Бадене. Весьма сомнительно, чтобы он был связан с заговором. Но Наполеона ни то, ни другое не останавливало. Возмездие должно свершиться. Бурбонам нужно было дать острастку.

В середине марта конный отряд французских жандармов вторгся на территорию Бадена, вошел в Эттингейм, арестовал герцога и увез его во Францию. 20 марта герцог был привезен в Париж и заключен в Венсенский замок. В тот же день поздно вечером он предстал перед судом военного трибунала. Герцогу было предъявлено обвинение в том, что он воевал против своей родины и получал деньги от ее врагов.

Пока заседал трибунал, Наполеон находился в своем замке в Мальмезоне.

А теперь слово автору статьи в «Паламеде»:

«Дело происходит 20-го марта 1804 года в Мальзомене. Герцог Энгиенский только что прибыл в Венсен, где военный трибунал осудит его и отправит на казнь».

Вот как описывает этот вечер Тьер в своем многотомном сочинении «История консульства и империи»:

«Первый консул искал уединения и покоя в своем убежище в Мальмезоне. Его окружение составляли секретарь, Жозефина, несколько дам и офицеров. Рассеянный, стараясь казаться спокойным, он сел за столик и стал играть в шахматы с одной из самых знаменитых дам своего двора. Та же, зная, что герцог привезен в Париж, дрожала от ужаса при мысли о возможных последствиях этого рокового дня. Она не решилась поднять глаза на Первого консула, который, находясь в сильном возбуждении, шептал известные стихи о возмездии, сначала Корнеля, а затем Вольтера. Это не могло быть кровавой иронией. Она была бы недостойной и бесполезной. Но этот твердый человек был взволнован и несколько раз возвращался к мысли о величии и благородстве побежденного и разоруженного врага. Дама подумала, что герцог спасен. Она был счастлива. К сожалению, этого не произошло…»

«Таков рассказ мадам Ремюза. Она включила его в свои мемуары, до сего дня оставшиеся в рукописи. Тьер считает, что они написаны сердечно и очень занимательно. Границы, в которых Тьер писал свою историю, не позволили ему остановиться на шахматной партии. Мы же, наоборот, считаем, что это наше дело, и приводим ее со всеми подробностями, которое нам удалось разузнать.

Вот партия, как она сыграна. Наполеон, видимо, был занят совсем другими мыслями, тем не менее, можно представить стиль его игры. Он играл, вероятно, машинально, следуя своей обычной методе, которая нам кажется более соответствующей итальянской школе, чем Филидору.»

Де Ремюза – Бонапарт

1. d3. Дамский дебют, робкий и осторожный.

1. … Кf6. Не хуже любого другого ответа на первый ход белых.

2. e4 Kc6 3. f4 e5 4. fe K:e5 5. K c3. Очень слабый ход, позволяющий черным избежать опасностей, связанных с избранным ими началом.

5. ... Kfg4 6. d4. Фh4+ 7.g3 Фf6. В этой тактике есть расчет и хитрость.

8. Кh3. Белым не следовало двигать этого коня. Атаку черных можно было отразить путем 8. Фе2. В этом случае обе фигуры черных оставались под ударом, и белые выигрывали.

8 ... Кf3+. А теперь победа за черными.

9. Кре2 К:d4+ 10. Kpd3 Ke5+. Атака мужественно продолжается.

11. Кр:d4 Cc5+.

Теперь события развиваются форсировано. Жертва слона решает.

Наполеон сидел за доской, облокотившись на левую руку. Он передвинул слона и прошептал следующие стихи:

 

- Нет! Самого себя то б значило предать.

Прощающий дает возможность оскорблять.

Смерть главарю, другим - темница.

Тогда смогу я жить.

Да, но все время казни.

От крови я устал, а перестать нет сил.

Хотел я страх внушить, но гнев не пробудил.

.............

И сколько б крови

я ни захотел пролить,

Лишь ненависть внушу.

В покое мне не жить.

 

Размышляя о более важных событиях, госпожа де Ремюза задумалась. Первый консул вздохнув, заметил:

- Значит, и вы в затруднении?

Партия продолжалась.

12. Кр:с5. Вынужденное взятие. Белые избегают мата в один ход, но получают в два.

12. ... Фb6+ 13. Kpd5.

 

О небо, не ужель мне суждено судьбою

Еще изменника увидеть пред собою?

Пусть злобный рок зовет сам ад в громах, в огне.

Собой владею я, и мир покорен мне.

Я крепко власть держу. В грядущем сохранится

Моей победы день. Я вправе им гордиться.

 

Произнеся эти стихи, консул сыграл 13. ... Фd6x, поднялся и добавил:

- Шах и мат. Завтра я вам дам реванш. А сегодня поговорим о другом.

Но все лица были мрачными и грустными. Никто не решался говорить. Царило молчание. Только Первый консул, быстро шагая по салону и заложив руки за спину, читал прекрасные стихи Вольтера:

 

Зрю Божий перст в бедах, что рок на нас навлек,

Отчаянный мой дух ко Богу прибегает,

Который нас казнит и крупно нас прощает.

 

На рассвете герцог Энгиенский был расстрелян. Жозефина, узнав об этом, плакала, а госпожа де Ремюза так и не попросила реванша".

Партия, игранная великим полководцем! Да еще в такой роковой день. Было, от чего прийти в восторг. Партию перепечатали во всем мире. Любители шахмат восхищались блестящим финалом. Все были заворожены именем Наполеона, и никто не усомнился в подлинности партии. А для сомнений были большие основания.

Кто автор этого интересного драматического рассказа? Он предпочел остаться неизвестным. Но почему?

Скупые, но точные комментарии к партии заставляют предположить, что они написаны сильным шахматистом. С 1841 по 1847 год журнал "Паламед" редактировал один из блестящих мастеров того времени Пьер-Шарль Фурнье де Сент-Аман. Известно, что комментарии и все заметки без подписи в журнале принадлежали ему. Если Сент-Аман - автор этой оригинальной литературно-шахматной композиции, почему он публично не объявил о ней? Почему обошел вопрос об источниках, откуда взят текст партии?

Может быть, ее приводит мадам Ремюза в своих мемуарах? В это трудно поверить: в тот роковой день ей было не до шахмат. (примечание автора - Позднее у букиниста я обнаружил мемуары мадам Ремюза. Никакой шахматной партии там, увы, не оказалось.)

Вызывает подозрение и то, что партия полностью отвечает отзыву герцога Бассано на игру Наполеона, который мы приводили ранее. Дебют Наполеон разыграл плохо, но, когда завязалась схватка, осуществил красивый замысел и провел комбинацию, рассчитанную на четыре хода вперед.

Будем предельно точными. В партии, опубликованной в "Паламеде", у Наполеона были в действительности белые фигуры, но игру начинали черные. Видимо, Наполеон галантно предоставил право первого хода своей очаровательной партнерше.

Эта путаница с цветом фигур в более поздние времена привела к появлению в шахматной печати второго варианта партии, причем в ней Наполеон играл белыми.

1.Кс3 е5 2. Кf3 d6 3. e4 f5 4. h3 fe 5. K:e4 Kc6 6. Kfg5 d5 7. Фh5+ g6 8. Фf3 Kh6 9. Kf6+ и т.д.

Не исключено, что какой-то не слишком скрупулёзный журналист вычитал об этой партии в "Паламеде", а затем восстанавливал ее по памяти. Он хорошо помнил финальную комбинацию и цвет фигур Наполеона. Чтобы свести концы с концами, ему пришлось "передернуть" и добавить белым бессмысленный ход.

ГДЕ ПРАВДА?

Дурные примеры заразительны. В 1862 году в Англии появились мемуары некоего капитана Кеннеди. В них приводилась партия, будто бы выигранная Наполеоном у генерала Бертрана на острове Святой Елены в 1820 году.

Бонапарт - Бертран

1. e4 e5 2. Kf3 Kc6 3. d4 K:d4 4. K:d4 ed 5. Cc4 Cc5 6. c3 Фe7 7. 0-0 Фe5 8. f4.

8. ... dc+ 9. Kph1 cb 10. C:f7+ Kpd8 11. fe baФ 12. C:g8 Ce7 13. Фb3 a5.

14. Лf8+! C:f8 15. Cg5+ Ce7 16. C:e7+ Кр:e7 17. Фf7+ Kpd8 18. Фf8X.

Подтвердить достоверность партии генерал Бертран уже не мог: он скончался в 1824 году. В его "Воспоминаниях о Святой Елене" никаких шахматных партий не было.

Хотя серьезные исследователи, как, например, Г.Мэррей, сочти эту партию вымышленной, она до сих пор продолжает гулять по страницам журналов и книг.

Когда разыгрываешь партию, ясно видишь, что белыми играл классный шахматист. Проверьте сами, насколько точно был рассчитан ход 8. f4! Здесь видна рука мастера. После того как черные приняли жертву ладьи, их позиция стала безнадежной. Конечно, они могли защищаться упорнее, но это только оттянуло бы поражение.

На достаточно высоком теоретическом уровне разыгран былыми дебют - шотландская партия. Свое название дебют получил после встреч по переписке, игранных между шахматистами Эдинбурга и Лондона в конце двадцатых годов, уже после смерти Наполеона. Впервые исследования шотландской партии появились еще позднее, в сороковых, пятидесятых годах. Только тогда она стала модным, популярным дебютом.

Если согласиться с тем, что эту партию действительно играл Наполеон, то, во-первых, он опередил развитие теории дебютов и шотландскую партию следовало бы переименовать в дебют Наполеона; во-вторых, придется признать, что на острове Святой Елены Бонапарт здорово усилился в шахматах, а это расходится с отзывами свидетелей.

Что же, неужели все партии, приписываемые великому полководцу, недостоверны? Мне кажется, что нет.

В 1809 году во время Ваграмской кампании Наполеон овладел Веной и избрал своей штаб-квартирой резиденцию австрийских императоров, загородный замок Шенбрунн. Там в то время находился служивший в должности придворного лейб-механика некий Йоганн Мельцель, владелец знаменитого шахматного автомата. Он в свое время купил автомат у его изобретателя Вольфганга Кемпелена.

Наполеон пожелал осмотреть автомат и в присутствии зрителей сыграл с ним. Секрет автомата был прост. Внутри ящика с шахматной доской, перед которой сидела кукла человеческих размеров в экзотическом турецком костюме, был спрятан человек, управлявший хитроумным механизмом. Известно, что в автомате играли в разное время сильные шахматисты. Так, с Наполеоном, видимо, сражался один из сильнейших мастеров Йоганн Альгайер.

Он намного превосходил в шахматах Наполеона и без труда добился победы.

Бонапарт - "Автомат"

1. e4 e5 2. Фf3 Kc6 3. Cc4 Kf6 4. Ke2 Cc5 5. a3 d6 6. 0-0 Cg4 7. Фd3 Kh5 8. h3 C:e2 9. Ф:e2 Kf4 10. Фe1.

Белые примитивно разыграли начало и получили худшую позицию, а последний ход форсировано ведет к проигрышу. Путем 10. Фg4 еще можно было оказать сопротивление.

10. ... Кd4. Можно и так, но проще 10. ... Фg5! 11. Cb3 K:h3+. И здесь решительнее 11. ... Фg5 12. g4 Kf3+ 13. Kph1 Фh4, и от мата нет защиты. Не помогает и 12. g3 Kf3+ 13. Kph1 Фh5 14. h4 Фg4 с тем же результатом. Но, может быть, "Автомат" намеренно затягивал игру?..

12. Крh2 Фh4 13. g3 Kf3+ 14. Kpg2 K:e1+ 15. Л:e1 Фg4 16. d3 C:f2 17. Лh1 Ф:g3+ 18. Kpf1 Cd4 19.Kpe2 Фg2+ 20. Kpd1 Ф:h1+ 21. Kpd2 Фg2+ 22. Kpe1 Kg1 23. Kc3 C:c3+ 24. bc Фe2X.

Некоторые авторы склонны считать и эту партию вымышленной. Но какой смысл в подобной выдумке? Развенчать славу Наполеона как сильного шахматиста? Однако никто из современников этого не утверждал. Вывод: из приведенных трех партий только последняя могла быть сыграна Бонапартом.

ПАРАДОКС ЛИ?

- Удивительно! - сокрушался в IX веке легендарный халиф аль-Мамун. - Я правлю миром от Инда на Востоке до Андалузии на Западе и не могу совладать с тридцатью двумя шахматными фигурками на пространстве два локтя на два.

Через тысячу лет подобные слова с полным правом мог сказать Наполеон. Увы, на шахматном поле брани он был самым заурядным полководцем. Выдающийся военный стратег, водивший в бой сотню тысяч солдат, не мог управиться с небольшим количеством крохотных шахматных фигурок. Блестящий ум, поражавший на поле битвы своими остроумными, оригинальными решениями, терял остроту, тускнел, когда дело касалось шахмат.

В чем же дело? Сначала я искал объективную причину этого парадокса. Ведь в шахматах мы имеем дело с весьма ограниченным контингентом боевых сил, причем снятые с доски фигуры заменить нельзя. А в военных операциях успех часто определяется умелым использованием резерва, введением в решающий момент свежих сил.

Кто, как не Наполеон, всегда придерживал в резерве Старую гвардию и в критический момент бросал ее в бой!

Кстати, в боях Наполеон своих солдат не щадил. Как он сам признавался, в войнах, которые он вел, погиб один миллион семьсот тысяч французов. Больше, чем в первой и второй мировых войнах вместе взятых!

Однако хорошо поразмыслив, я нашел другую субъективную причину. Мне кажется, Наполеона сковывали жесткие правила шахматной игры, ему было тесно в узких рамках шестидесяти четырех клеток. Его полководческий талант нуждался в несравненно большем пространстве. Широкие равнины Маренго, необозримые поля Аустерлица - там он мог развернуться полностью, там он чувствовал себя властелином мира.

А тут маленькая шахматная доска. И миниатюрные солдатики. Он любил играть с ними. Это было забавой, развлечением в часы досуга. Но относиться к шахматам серьезно, изучать их - нет уж, извольте!

К тому же у Бонапарта всегда было так мало свободного времени. Правда, оно у него появилось в изгнании. На острове Святой Елены Наполеон почти каждый день находил время для игры в шахматы. А для их изучения?

Тот, кто пережил роковые мгновения стольких битв, кто в пух и прах разбивал армии целых государств и небрежным движением руки, как фигурки с шахматной доски, сбрасывал королей, конечно, не мог снизойти до серьезного изучения шахматной игры, какой бы увлекательной она для него ни была.