Адриан Михальчишин: "У нас инерционная система". Беседа. Часть вторая

О ШАХМАТАХ И ШАХМАТИСТАХ

Бывший харьковский шахматист, а ныне серьезный бизнесмен Анатолий Мачульский часто проводит турниры. Живет между Москвой, Эйлатом, Берлином и Вашингтоном. В прошлом году Анатолий помог провести мемориал киевского гроссмейстера Игоря Платонова, который пал жертвой зверского убийства

Это правда, что у него была прекрасная коллекция марок?

- Да он был филателистом, нумизматом. Но по версии следствия занимал деньги. Был человек весьма обеспеченный, жил одиноко, с двумя собачками. Вот и приключилась беда. Сами помните период становления бизнеса на постсоветском пространстве, многие считали что проще убить человека, чем возвратить занятое.

- Платонов был, по-моему, уникальным шахматистом, носил титул «гроссмейстер СССР», не имея звания «международный гроссмейстер»?

- Это был очень интересный человек, очень разносторонний. Писал даже фантастический роман, рукопись которого показывал мне, когда я был на сборе молодежной команды Украины, куда он был приглашен тренером, как и я. Кажется, это было году в 86, были молодые Иванчук, Альтерман, Стрипунский… Кто же еще?

- Бродский, наверное, был? – спросил я, вспомнив о капитане украинской команды на чемпионате мира.

- Да и он был. Почему-то тогда была очень сильна харьковская школа… В общем Платонов показывал мне рукопись этой так и не изданной книги. А также рукопись уже шахматной книги «Компенсация за ферзя». Колоссальная вещь! Фундаментальный был человек! Очень много работал, хотел все сделать сам. Много анализировал, например, знаменитую партию Ласкера с Верлинским. Доказывал, что Ласкер был прав, жертвуя ферзя за две фигуры. К сожалению, для шахматистов, после его смерти, эта уже почти готовая книга была утеряна…

Он тоже тренировал, у него была гроссмейстерская школа в Киеве, которая успешно развивалась. Времена были нелегкие: кое-что получалось, кое-что нет, так что тренером Игорь Платонов работал больше на энтузиазме, ему было просто интересно. Вот забавный эпизод, один из его учеников, ныне известный тренер, не имея возможности рассчитаться, в качестве компенсации раз в неделю убирал ему квартиру. Вот такая форма взаиморасчетов.

- Недавно в Узбекистане умер известный шахматист Георгий Борисенко…

- Да, конечно, знаю!

- Ну и вот он тоже занимался со своими учениками, практически безвозмездно, причем с раннего утра и до глубокой ночи. Жил человек шахматами и просто нравилось ему, что приходят молодые ребята, которым он может передать свои знания.

 - Это поколение я называю «прадедами». Есть «деды» и на эту тему я общался на детском чемпионате мира в Мариборе с Каспаровым. Гарри сказал, что функциональная задача нашего поколения (мы ведь выступали с ним еще за молодежную сборную СССР!) играть роль «дедов» для молодого поколения. А вот то поколение – Борисенко, Каталымов, Авербах – это уже те, о которых молодые знают, как о дошедших из «глубины веков». Я вообще знал очень много старых шахматистов и тренеров, и общаться с ними было всегда интересно! В сборной Украины работал, например, Юрий Николаевич Сахаров и был еще Наум Львович Левин (он живет в Австралии). Это были люди разные по стилю, но оставившие неизгладимый след в украинских шахматах, они начали работу еще в 60-х годах. Знал Александра Нафтальевича Кобленца. Но что должен сказать? Все великие тренера отличались друг от друга и подходом, и психологическими методами, каждый был очень индивидуален.

 

- У меня еще один вопрос, связанный с этой темой. Я помню один из чемпионатов СССР, где играло трое учеников Карта, причем очень бескомпромиссно. Вы обыграли Белявского…

- Да, Романишин – меня,  а Белявский в свою очередь выиграл у Романишина.

- И вот, несмотря на то, что занимались у одного тренера, в одной группе не возникало мысли о том, чтобы не то чтобы договориться, но хотя бы не ломать копья во встречах друг с другом?

- Нет, конечно. В то время, да и сейчас одним из мощных стимулов роста является конкуренция в группе. Каждый профессиональный тренер ясно отдает себе отчёт в том, что это двигатель прогресса. Если в группе есть конкуренция, то ребята быстро друг за другом идут вверх. Поэтому у нашего тренера работа была поставлена таким образом, что не возникало даже мысли ни о каких договорах и переговорах. Борьба! Боролись все до конца. И в результате тот, кто занимал в нашем условном матч-турнире последнее место (Михальчишин, Белявский, Романишин – прим. интервьюера), «рвал и метал, грыз траву», чтобы не отставать. Одним словом, конкуренция – мощнейший стимул! И мы об этом никогда не жалели. Сейчас… Меня, признаться, удивляет, когда шахматисты в возрасте до 12 лет делают между собой ничьи. Вообще проблема ничьих и особенно ничьих без борьбы, которые имеют место в партиях на высшем уровне стоит остро. Я сам играл на высоком профессиональном уровне и понимаю – сыграл быстро вничью, ничего страшного…  Но! С точки зрения зрителей, с точки зрения влияния на общественное мнение – это огромная проблема. Я бы, например, запретил вообще предложение ничьей. Ничья может быть зафиксирована только в результате игры, или в каких-то исключительных случаях, допустим, троекратное повторение позиции.  То есть, с моей точки зрения, это какая-то искусственная надуманная вещь. Ни в одном игровом виде спорта нет предложения ничьей.

- Сейчас много полемизируют относительно того, что ФИДЕ ввела обсчёт рапида и блица. Каково Ваше отношение к этим номинациям?

Я считаю, что эти соревнования очень важны. Но всё-таки даже первенство мира по этим дисциплинам скорей своего рода шоу и ведущие гроссмейстеры мира именно так в своем большинстве к нему и относятся, рассматривая чемпионаты как возможность заработать. Но вообще-то учитывая возросший темп жизни, такие шахматы в принципе нужны. Вспомним Бронштейна, он говорил, что играя одну партию начинаешь жалеть почему не сыграл другой дебют, почему не пошел так, или что-то еще… Почему не играть все? Мы играли по его системе матч одновременно на шести досках в Минске с Купрейчиком, потом с Белявским. Очень интересные шахматы! И вообще, какая проблема стоит сейчас? Допустим, Вы играете в турнире 11 партий 6 белых, 5 черных с разными соперниками по одной партии. Ясно, что подобная система не совсем оптимальна. Почему не играть, например, четыре партии в рапид с контролем по 15 минут? Интересно и любителю (сыграть несколько партий с сильным шахматистом) и не слишком нервничает гроссмейстер из-за возможной потери  рейтинга, даже сделав одну ничью с не очень сильным шахматистом.

- Рейтинг играет всё большую роль в современной шахматной жизни…

- Система коэффициентов всего лишь математическая модель, которая эффективно работает при обсчете большого количества партий. Но когда вы играете 10 партий в год его можно смело «выкинуть в окно». Это просто смешно! Человек не играл в шахматы два года и говорит, что рейтинг определяет силу игры. Нет этой силы! Она упала минимум на 50 пунктов. Возьмем большой теннис. Они поступили правильно, взяли кое-что у шахмат, но быстро поняли, что у нас система статичная. И видоизменили её: теперь ты не играешь, условно говоря, 20 турниров в год, а играешь 5 – «падаешь» в рейтинге. Не играешь вообще – тем более. В шахматах система инерционная и она не работает. Считать коэффициент по 10 партиям в год – несерьезный разговор.

- То есть должна учитываться не в последнюю очередь интенсивность выступлений шахматиста?

- Конечно! Чем больше сыграно партий (желательно не меньше 50), тем более объективную картину мы имеем.

- Вернемся к рапиду. Темпы жизни возросли и для того же любителя, работающего на какой-нибудь ответственной должности или в банке, крупной фирме трудно вырваться на 9 дней для участия в турнире. Его попросту не отпустят. Может быть, имеет смысл перевести соревнования среди любителей на рапид?

- Я рапид обожаю! Был чемпионом Украины 1993 года. Выиграл крупный турнир в Польше в 2001 году, ныне это первенство Европы. Да что там говорить! Еще в 1976 году мы играли тренировочный рапид с участием Корчного. Поделил с ним 1-2 места, а Белявский и Романишин сильно отстали…

Да, пожалуй, для любителей система «классических шахмат» себя изжила.  Проще отыграть турнир в уик-энд. Условно можно оставить «классику» для чемпионатов страны, мира, Олимпиад, других официальных соревнований. Все остальное должно играться с ускоренным контролем – это влияние времени. Нет возможности думать по два с половиной часа! Я удивлялся, когда Бронштейн говорил мне: «Мне скучно и неинтересно нападать 30 ходов на пешку с6». Я  думал – Давид Ионович чудит. Выиграй эту пешку и говори, что хочешь.  Теперь я понимаю, что хотел сказать Бронштейн. Дело в том, что эту пешку можно выиграть за 5 минут и начать следующую партию! Что получается? Есть Большие шахматы, требующие серьезного обдумывания для принятия серьёзных решений, а для любителей остается более динамичный рапид. Который, кстати, далеко не всегда «проще», но проходит быстрей. Популярность шахмат будет только расти. Требуется только четкая система, что проводить по быстрому, а что по классическому контролю.

- Что можете сказать о физической подготовке в жизни профессионала?

Я вам приведу только один пример из 70-х годов. Помню, играли в футбол со сборной СССР по метанию – как они лупили по мячу! Мы все разбегались во время удара! А мяч летел высоко, высоко, ну и победа была за нами. Аршаку Петросяну во время матча разбили лоб и ничего, боролся до конца.

- Как продвигаются литературные труды? Прочитал книжку Ваших воспоминаний – очень понравилось. Сейчас так мало хорошей литературы…

Книги не заработок, а реклама. Зарабатывают издатели и магазины. Но писать книги – функция благородная. Обязательно надо передавать свое знание, но большинство шахматистов ленивы и только жалуются, что сейчас тяжело, призы плохие и т. д. Книги пишу для удовольствия. Раньше о дебюте писал, сейчас неинтересно. Эндшпиль и шахматная история намного интересней и полезней.

Плюс записываю раз в году DVD у «Chess Base» в Гамбурге. Это по-современному. Даже молодые гроссы подходят и говорят: «Сколько узнал важного из DVD. Как играть с конем против слона…» Или тренеры говорят: «Ставлю ученикам каждый раз на 15 минут твой DVD, а сам отдыхаю!»

Люблю в Гамбург приезжать в мае. Во всех ресторанах вывески: «Майская камбала на масле!» Такой вкуснятины больше нет – рекомендую!

Регулярно пишу воспоминания. Написал о матчах СССР-Югославия. Сейчас готовится к печати книга о Смыслове, работаю с моим соавтором Олегом Стецко над книгой о высших лигах чемпионатов СССР. Туда войдут лучшие партии, интересные истории, портреты и многое другое.

- Будет охватывать все высшие лиги?

Да, начиная с 1973 года, ту, которую выиграл Спасский… Должна выйти летом, возможно, в августе. Во всяком случае, она уже в издательстве. Наша работа в отличие от книги «Шедевры и драмы чемпионатов СССР» носит оценочный характер, во многом, с позиций очевидца. С 1973 года я начал играть в этих турнирах, прошел все этапы, был и участником, и тренером, и секундантом.

- Знали ситуацию изнутри?

- Да, можно сказать и так. Знал, кто, как сыграл не понаслышке. Много слышал от ветеранов: Кереса, Смыслова, Геллера, Бронштейна. Мне это приятно вспомнить, но надо, чтобы знали и другие. Вообще слышал столько интересного, что надо было записывать. Запомнил только, наверное, около одной десятой части.

Например, у Смыслова так по-настоящему никто не взял нормального интервью. Талю повезло больше. Рядом были Дамский и Кириллов – его друзья, которые записывали и это большое счастье. Ну и возле Ботвинника еще были люди…

Пропадает огромный пласт знаний. Сейчас написали Тайманов и Авербах, но они тоже рассказали, наверно, малую часть того, что знают.

- Мне кажется, что у Марка Евгеньевича книга скорей беллетристического направления?

- А так и должно быть! (улыбаясь) Писать не только о слабости поля «с5»! Читателю ведь интересно почитать о настроении гроссмейстера, как складывалась у него жизнь. Вообще многим писать тяжело, а людей, которые могли бы записывать, среди журналистов мало. Журналистам  надо бы побольше общаться с такими людьми как, например, тот же Смыслов. В редакции «64» я говорил: «Сходите, пообщайтесь», а мне в ответ – ну, дескать, он малообщительный сейчас, не хочет видеть людей, недолюбливает чужих. Тяжело ему приходилось, почти полностью ослеп, так и умер, можно сказать, в забытьи. А с такими людьми надо общаться несколько раз, напоминать им, расспрашивать. Потому что они многое забывают. Они должны, прежде всего, знать чего ты  хочешь. О каких периодах жизни они должны рассказать. И тогда можно много интересного узнать.

- Я вообще был удивлен, когда узнал, что в 50-е годы Смыслов был сильнейшим шахматистом мира. Вроде один матч на первенство мира сыграл вничью, матч-реванш проиграл…

- Конечно, в 50-е годы он был сильнейшим, после того как Бронштейн сыграл матч с Ботвинником вничью. Условно до 1958 года, когда появился Таль. У каждого есть такие звездные часы. Кто-то сильней в определенный момент, но многие этого не используют. Керес был сильнейшим с 1947 по 1949 годы, но не получилось, не вышло. И Штейн – в период 1963-1966 годов был сильнейшим, тоже не получилось у него. Или Полугаевский был очень силен после того как Фишер временно ушел. Год 1969. Но не смог перепроецировать всё это на первенство мира. Или 1967 год – сильнейший Ларсен, выиграл всё! Были такие периоды, когда было ясно, кто является Реальным чемпионом мира. Потому что Спасский, например, с 1969 года чемпионом мира уже не был. Также и Петросян в 1963 году стал чемпионом мира, но в реальности таковым не являлся…

- Ситуация напоминает современную? По логике Карлсен, а формально Ананд?

- Да, система у нас инерционная, поэтому титул сохраняется долго… Странно всё это – время везде ускорилось а с системой борьбы на первенство мира наоборот затормозилось. Даже у женщин лучше. Проблема просто с этими так называемыми мировыми лидерами – они считают, что достигли 2700, перешли в разряд небожителей и свысока смотрят на все и требуют только огромных призов. А сами образования высшего не имеют в отличие от девушек – там практически все закончили университеты. Мужикам поучиться бы не мешало, а то от безграмотности и приходят в голову мысли о собственном величии. И о том, что если они топ-шахматисты, то и всё понимают, что в мире происходит лучше других! Ну, есть пара ребят образованных как Эльянов, Малахов или из интеллигентных семей: Грищук, Свидлер, Раджабов, но их никто и не слушает…

- Начался турнир претендентов, каково Ваше мнение о потенциальном победителе?

- Трудно сказать… Перед турниром можно было сказать, что сильнейший Карлсен, но кто даст гарантию того что он подошел к соревнованию в идеальной форме? Или психологически не перегорит? Все еще может произойти. В общем как говорил Василий Васильевич: «Перст Божий»… Хотя шахматисты опытные и они обязаны были всё учитывать. Я знаю, что Свидлер очень серьезно готовился даже похудел…

- Поставим вопрос несколько по иному, а Ваши человеческие симпатии на чьей стороне?

- Опять же трудный вопрос. Ну, конечно, Аронян и блестяще играет и как человек заслуживает… Но у него есть определенный минус. В ответственный момент, когда нужна правильная подготовка, он начинает делать что-то неправильно. В общем, у меня сложилось мнение, что допускает ошибку, сродни ошибке Крамника перед матчем с Анандом. Отправил в отставку своих старых тренеров и решил перейти только на дебютную часть. Не было общения в команде. В первый раз наблюдал как люди, находясь в соседних номерах, поддерживают связь при помощи «мэйлов». При такой организации, конечно, проиграл матч. Не было человека, который бы все контролировал и консолидировал. Та же проблема может сказаться и у Ароняна, полностью отсутствует координирующий центр. В отдельных турнирах могло и не сказаться, а вот здесь… Шахматист блестящего таланта и результатов может оказаться в такой же ситуации как в Казани на матчах претендентов. Была трехмесячная напряженная подготовка, (потом Левон скажет: «весь пар ушел в подготовку») и не нашлось вот этого самого центра. Но ясно одно – должен победить один из фаворитов. В матчах – другое дело.

Возьмем закончившийся чемпионат мира среди женщин. Почему выиграла Ушенина? Потому что у неё не было никакого страха, боязни проиграть все. Ей удалось показать всё лучшее, что у нее было, то есть показать себя. У всех остальных были комплексы, поэтому они и шли в тай-брейки, а там получалось еще хуже, ведь там нервы начинают играть еще большую роль.

- Да, но тогда исходя из сказанного Вами, в предстоящем матче с Хоу Ифань терять уже будет что и…

- Ну знаете… Хоу играла в последнее время очень плохо. Я разговаривал с ней несколько раз, и она пожаловалась, что хотя у нее есть два тренера, в течение года после матча она не могла найти время с ними позаниматься. Она поступила в Пекинский университет, а там такой уровень – в первый год мозги могут от напряжения перевернуться! Имеет естественные проблемы в подготовке. Многие говорят: «Ушениной нечего делать в матче с Хоу», но я бы сказал: «Появились амбиции, уверенность и понимание того, что она вышла на новый уровень». Кстати, в матче с Конеру Хоу в дебютном плане была подготовлена так себе, ставила на свое преимущество в нервах и свое преимущество в позиционной игре в миттельшпиле. Чисто игроцкие вещи. Если Ушениной удастся получать хорошо подготовленные позиции, которые она будет знать и играть лучше Хоу Ифань, я бы не сказал, что у нее нет шансов. Ну и психология будет играть огромную роль, если Ушениной удастся создать психологическую ситуацию как в Ханты-Мансийске, то пусть нервничает китайская шахматистка. У сильного шахматиста, сильной личности есть возможность самопрограммировать себя к любому соревнованию. Романишин как-то сказал: «Сильный шахматист – это сила его характера». Гениальная фраза!

Ботвинник в свое время критиковал Фишера, что, дескать, Спасский может самопрограммироваться, а Фишер нет. Но он смотрел на молодого Фишера, а Фишер смог измениться и научиться настраиваться на конкретных соперников во всех матчах и смог сделать так, что все человеческие проблемы от него «отскакивали». В Рейкьявике «диктовал» он, все бегали, прыгали и ничем не могли его достать.

Ну и есть проблемы свои – например, реабилитация после поражения. Однажды мне пришлось попросить Юрия Сергеевича Разуваева потренировать мою Пенг Жао Цин на первенстве мира. Он потом говорит: «Ну не смог я ее возвратить в игровое состояние после страшного тай-брейка. Мужику налил бы два стопаря водки или три бокала пива, а для девушки этот метод будет просто убийствен!» Играют девушки гораздо напряженней, редко встают, вот и ошибки на третьем часу как из рога изобилия…

Использованы фотографии из архива Адриана Михальчишина, а также: 1, 2, 3, 4

Вопросы задавал: Сергей Ким

a href=

style=