ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР (ДЕТЕРМИНИЗМ?) Часть первая


 

Меня уже давно занимает этот вопрос, я много думаю, пытаюсь найти ответ… Получив возможность узнать мнение специалистов, не откладываю в долгий ящик. И вот, что получилось… Не судите строго!

Как-то в Чехии в ресторане я разговорился с официантом. «Вы откуда?» – поинтересовался мой симпатичный собеседник – «Казахстан?! А где это?» Я как мог, постарался объяснить. «А сколько стоит билет от вас до Праги? О! Вы летели самолётом?!» После того, как была озвучена цена авиабилетов в оба конца, молодой чех с почтением поинтересовался: «Вы, наверное, богатый человек?» На какое-то время я забыл об этом забавном эпизоде, но сменив неспокойную тренерскую деятельность на кресло функционера, начал вплотную сталкиваться с приобретением  авиабилетов и отправкой шахматистов в различные части света. Суммы, в которые выливались дорожные расходы,  поражали воображение. Родители одарённых юных шахматистов, гроссмейстеры и мастера, имевшие «неосторожность» родиться вдалеке от центров шахматной цивилизации, постоянно озабочены если не в первую, то уж точно во вторую очередь тем, как с меньшими потерями решить вопрос прибытия (убытия) в точку назначения. Западноевропейские (и не только) шахматисты не задумываются о том, насколько легка и приятна жизнь профессионала, когда сегодня ты играешь в Праге, завтра в Зальцбурге, через неделю в Легнице. А еще через пол-месяца в Мальмё. Вряд ли дорожные расходы, особенно если вы студент или напротив пенсионер (т. е. категории, имеющие льготы или серьезные скидки в приобретении билетов) станут серьезной причиной для неучастия в том или ином турнире. Но представьте себе, что неплохо бы сыграть в чемпионате Азиатского континента, проживая, скажем в районе Тебриза, при том, что сам чемпионат пройдёт в Маниле. Поинтересуйтесь, во сколько станут дорожные хлопоты. Хорошо если Вы чемпион страны и ваша родная Федерация покроет дорожные расходы (хотя и это непреложный факт  далеко не везде). А что делать остальным молодым и перспективным? Кстати и это еще не всё. Полной уверенности нет, но хорошо помню, чтобы попасть на какой-то нужный, крайне необходимый чемпионат, визы казахстанским шахматистам предстояло оформить в Кабуле (!!), хотя лететь предстояло в совершенно ином направлении. А причина была до обидного проста – посольства нужной страны в Астане не имелось, и въездные документы никоим иным образом получить не представлялось возможным. Уж не припомню, чем все закончилось, кажется, всё-таки уехали…

Мир Малик Султан-хан и Карлос Торре. Индия и Мексика. Несостоявшиеся чемпионы?

Совершим небольшой экскурс в историю. Наиболее остро вопрос стоял в первые послевоенные (имеется в виду Первая Мировая война) годы. Турниры по сути дела проводились только в Европе, соответственно, в «цугцванге» оказались многие представители Америки, не говоря уже про Азию. Материальный аспект плюс немалые расстояния помешали самореализоваться многим одаренным шахматистам. Пример индуса Султан-хана общеизвестен, поэтому давайте вспомним, хотя бы Карлоса Торре. Мексиканский самородок, сотворивший хрестоматийную «мельницу» с самим Ласкером, проживал далековато от шахматных центров, и добираться до Европы, готовившейся вступить в мировой финансовый кризис, ему было явно не по карману. Да, и в Москву в 1925 году он попал во многом благодаря тому, что Советская шахматная Россия остро нуждалась  в представителе «героической Мексики, борющейся в одиночку против засилья североамериканских империалистов» на своем первом крупном шахматном форуме «всех стран и континентов». Конечно, сказалась и быстропрогрессирующая болезнь, поставившая крест на судьбе латиноамериканского таланта, но как знать, не стал ли он новым Морфи, если бы имел возможность почаще приезжать и выступать в Европе. Но может быть я излишне пристрастен, а суть кроется где-то в другом месте?  

Перенесемся в другую часть света в XXI век. Казахстан, Средняя Азия. Не случайно мы гордо именуемся Центральноазиатским регионом. Отбросив экономические, политические и другие аспекты, должен заметить – в шахматном плане подобная «централизация» и равноудалённость от всех мало-мальски крупных шахматных центров отнюдь не способствует ни росту талантов, ни развитию игры в самом регионе. Уж больно всё далеко и поэтому дорого! Попробовал поговорить на данную тему с Муртасом Кажгалеевым. На вопрос: «Сказывается ли географический фактор на развитии и совершенствовании юных шахматистов?», – ответ  был следующим:

«1. да тормозит, ввиду отсутствия сильных тренеров и практики с сильными игроками

2. тормозит меньше, чем раньше – «инет»  важнее всего

3. выход – ездить на турниры, в сессионные школы, тренироваться по «инету» и играть там же»

На мой вопрос: «Хорошо когда ты в районе Серпухова живешь и можешь ездить на турниры и в школу, а представь, что ты где-нибудь в Уссурийске?» Муртас несколько смешался: «Мне, конечно, помешало, что я в Уральске жил… но не так сильно, потому как я ОСОЗНАННО стал заниматься шахматами – лет  в 14». Вот такая реакция. Напоминать моему приятелю о том, что период приращения рейтинга и роста мастерства, пришелся почему-то на годы пребывания во Франции, я не стал. Зачем? И так помнит и знает.

В чём-то перекликается с точкой зрения Кажгалеева мнение Константина Ланды: «Удаленность от шахматных центров на сегодняшний день понятие мифическое. Шахматист, используя современные технологии, может совершенствоваться и вдали от общепринятых шахматных столиц. Важно иметь возможность заниматься с хорошими учителями и стремиться к самосовершенствованию. Единственный минус удаленности, который я вижу – трудность участия в очных турнирах, но и она может быть преодолена за счет четко сформированного календаря соревнований». Гм… Весьма любопытно знать: в том же направлении развивались бы мысли Кости, если бы он продолжал проживать в своём родном Омске, а не в «счастливом городе» Крамника Дортмунде?

Как-то на одном из турниров удалось поговорить о российских шахматах с Дмитрием Кокаревым и, конечно, не упустил случая упомянуть про расстояния. Дима недоуменно посмотрел на меня и заметил, что шахматистам, проживающим в отдаленных регионах России (Владивосток, Хабаровск и др.) дорогу оплачивают местные спортивные организации. Спорить с молодым собеседником я не стал. Если бы всё было так просто! Возьмём не самый характерный пример. Василий Иванчук. «Ну и что? – спросите вы. Причем здесь география?» Полагаю, Василий Михайлович подробно осветил бы, насколько тяжело приходилось ему оттачивать свое юное мастерство в его родных Бережанах. Приходилось ездить автобусом во Львов, чтобы позаниматься с тренером или сыграть тренировочную партию.  Ничего не напутал, Василий Михайлович? Хорошо еще, что во Львов с его могучей шахматной инфраструктурой. Но кто поручится за то, что мы увидели бы гения во всей его красе, живи он не в маленьком украинском городке на Тернопольщине, а где-нибудь в Омсукчане Магаданской области?

Вряд ли Гений шахмат задумывался над такими абстрактными понятиями как "географический фактор"...

Сергей Шипов: «Я сам был таким провинциальным юным игроком, чье совершенствование было почти невозможно (в районе у нас был лишь один кандидат и пяток перворазрядников) по определению. Верхняя планка была, потолок. Но мне повезло поступить в Спорт-Интернат № 9 г. Москвы. И сразу резко вырос потолок – почти до бесконечности. Москва есть Москва... А в наше время с появлением Интернета расстояния – не преграда. Расти успешно можно везде». Впрочем, тут же Сергей Юрьевич сделал оговорку: «Но, конечно, желательно найти возможность ездить и играть в сильных турнирах. Регулярно. И это уже вопрос наличия денег. Так что, скорей, действует разделение на бедных и богатых. А географический фактор – еще не приговор».

– Как известно Вы родились в Туапсе, городе не совсем шахматном – продолжил я свой импровизированный опрос, атакуя Владимира Борисовича Крамника – мешает или способствует удаленность от шахматных центров развитию (торможению) шахматного таланта?

– Тогда времена совсем другие были, – дипломатично  отвечал Чемпион – сейчас это уже менее важно. Ведь там, где родились Интернет есть… Разницы принципиальной не вижу…

Всё же некоторого прогресса мне удалось достичь, вспомнив о свежеиспечённом Чемпионе мира по блицу.

 

– Хороший Вы момент указали – воспользовавшись минутной слабостью собеседника, я начал «развивать инициативу» – например, сомневаюсь, что на Родине Лиема во Вьетнаме везде есть Инет. В Ханое, конечно, да, а вот где-нибудь в сельской местности какой-нибудь? Сомневаюсь…

Ну, в совсем глухой провинции это большой минус – согласился мой интеллигентный оппонент – а в небольшом провинциальном городе уже вполне может быть…

Что сказал бы сам Лием?

Интернет – великая сила, но вот чудодейственная его магия, сдается мне, многими великими излишне преувеличена. Чтобы не быть обвиненным в мужском шовинизме решил поинтересоваться мнением прекрасной половины шахматного сообщества, и сразу несколько неожиданно получил поддержку. Вот, что ответила действующая чемпионка России Наталья Погонина: «Когда я жила на Камчатке, выездных турниров (за пределы полуострова) у меня было в среднем 2 в год – чемпионат Дальнего Востока среди девушек и чемпионат России. Один раз удалось съездить на лекции и «опен» в Москву, что было для меня огромным событием. Авиа-перелет дорогой, поэтому возможности ездить на сильные турниры в центральную Россию не было. Если в начале пути шахматиста это не очень заметно, хватает и местных турниров, то затем для совершенствования необходимо играть в представительных соревнованиях. В 13 лет с Камчатки я уехала. Знаю разных перспективных ребят с Дальнего Востока, чей талант не раскрылся именно из-за удаленности от основной шахматной жизни».

Конец первой части.

 

Ссылки: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11

 Текст: Сергей Ким