Джон Спилмэн. Как будет Карякин сражаться против Карлсена?
На сайте ChessBase опубликована интересная статья Джона Спилмэна, которую мы приводим с незначительными изменениями, сокращениями и дополнениями.
 
В данный момент я с нетерпением жду матч Карлсена против Карякина, который запланирован в ноябре в Нью-Йорке и хочу обсудить шансы Карякина. Однако, сначала экскурс относительно того, что означает матч на первенство мира.
 
Я наблюдал два матча на первенство мира в качестве секунданта и был участником четырех матчей претендентов. Конечно, это было очень давно, но я до сих пор помню постоянное, иногда давящее напряжение, дикие эмоции, которые вы должны стараться держать под контролем, а также очевидную физическую нагрузку.
 
Матчи (даже претендентские) совершенно неповторимы, они похищают несколько месяцев вашей жизни, разрушая ваше тело и сознание и оставляя за собой последствия, которые могут длиться в течение многих лет или десятилетий.
 
Чтобы проиллюстрировать это, давайте начнем с одной из самых известных финальных позиций в истории шахмат:
 
После 22 (!) партий в матче на первенство мира в Москве 1951 года, Давид Бронштейн вел в счете с Михаилом Ботвинником перед двумя последними партиями. Чтобы получить огромный шанс стать чемпионом мира, ему нужно было избежать поражения в 23-ей партии, и в последней партии играть белым цветом.
 

Тем не менее, пожертвовав пешку, Ботвинник получил эндшпиль с двумя слонами против двух коней и стал «Патриархом». Я с трудом представляю себе имя или фамилию вместо «Патриарх», это приблизительно то же, что  «Magnussed» вместо Карлсен для его противников в наше время. После перерыва преимущество Ботвинника увеличилось и на диаграмме после 57.Bg5 положение цугцванга, Бронштейн думал 40 минут, перед тем как сдаться.
 
 
Ботвинник легко провел финальную партию против подавленного Бронштейна, которого всю оставшуюся жизнь преследовало воспоминание о 23-ей партии, и он мог привести это в разговоре даже три или четыре десятилетия спустя. 
 
Быстро отмотаем время на три с лишним десятилетия вперед до финальной партии четвертого матча между Гарри Каспаровым и Анатолием Карповым. Ставший Чемпионом после завершения  их второго матча, Каспаров должен был выиграть эту игру, чтобы сравнять счет и сохранить свой титул. Он поддерживал напряжение, начав медленным «Рети» и, наконец, выиграл пешку перед откладыванием в приводимой позиции. Конечно, ему удалось реализовать преимущество и сохранить свой титул. Пожалуй, самый интересный урок этой игры заключался в выборе плана: «медленная горелка» может часто оказывать большее давление на соперника, чем попытки блицкрига.
 
 
Здесь Каспаров сыграл 42.Kg2

 
Живые кадры: Каспаров выигрывает эту драматическую партию и сохраняет свой титул
 
Партии в матче играются в реальном времени, но есть, конечно, огромная подготовка как «до», так и «во время» самого мероприятия. Некоторые критические моменты и возможности возникают во время партии, другие элементы – по большей части в ходе относительного планирования.
 
 
Знаменитый двойной просчет во втором матче Карлсена против Ананда  очевидный случай первого. После 26.Kd2?? Ананд ответил 26... a4? Хотя достаточно минутного размышления, чтобы понять, что 26... Nxe5! вынуждал Карлсена бороться за спасение. Партию он позже выиграл.
 
 
В момент, когда Карлсен сделал свой ход, можно увидеть, как неохотно он записывает ход, осознавая страшную ошибку. После того, как Ананд «отпускает» его, Карлсен настолько потрясен, что дважды роняет голову на руки.
 
Современный мир стал все же более сдержанным. В былые времена даже чемпионы вели себя за доской более непосредственно. «Трудно передать, как обрадовался Алехин. Дрожащей рукой он показал мне на поле с2, и улыбнувшись, сказал: «Молодой человек, ходом Лс2 вы могли сразу выиграть» (Владас Микенас) – прим. переводчика
 
Некоторые партии, сыгранные в определенный период, могут иметь решающее значение, и это лучше всего видно на примере одного из матчей, где я был секундантом.
 
После серии ничьих, Ананд нарушил равновесие, выиграв 9-ю партию, их пятый «Схевенинген» после перехода из «Найдорфа». (Т.е. начиная 1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 cxd4 4.Nxd4 Nf6 5.Nc3 a6 6.Be2 e6 )
 
В своих предыдущих белых партиях, Каспаров «зондировал» Нимцовича, затем Рети, и установил, что соперник играл Открытый вариант «испанской» в шестой партии и «шотландскую» в восьмой. Ананду теперь нужно было решить, следует ли продолжить играть Открытый вариант «Испанской» или выложить «в центр прилавка»  неожиданное оружие.
 
 
Играя свой первый матч на первенство мира в 1995 году, Ананд столкнулся с Каспаровым
 
Он продолжил «открытую испанскую», но нарвался на мощный теоретический удар и попал «на убой». Прекрасно выбрав время, Каспаров затем перешел на «дракона», достал Ананда в прыжке и также выиграл эту партию.
 
Ананд перешел на другой вариант «испанки». В 12-ой партии и сыграл вничью, но проиграл второй подряд «дракон» белыми и, в заключение, когда, наконец, применил «скандинавскую» в 14-ой игре, хотя и получил прекрасную позицию, тоже проиграл.
 
Все было кончено, Каспаров уничтожил Ананда за счет встречного удара в 10-ой партии. Если бы не это, ход истории шахмат мог быть совершенно иной.
 
 
Каспаров-Ананд. Нью-Йорк 1995. 10-я партия. После 13.bxc3 Qd3 Каспаров нанес Ананду мощный теоретический удар: 14.Bc2 !!
 
После этого длительного отступления, мы возвращаемся к Карлсену против Карякина. Я видел некоторые интернет-дискуссии, которые отрицают шансы Карякина, но он сыграл потрясающий турнир в Москве, а сам акт квалификации на матч закалил его (в смысле увеличения силы).
 
Теперь у него есть около семи месяцев, чтобы подготовиться и, по крайней мере, три абсолютно ключевых направления.
 
Первое из них является очевидным, исходя из решения о дебютной подготовке. Он хочет играть и должен подготовить линии очень высокого стандарта. Это то, что он и все игроки этого «компьютерного возраста» делают каждый день, хотя требования чемпионата мира, в котором, в частности он должен будет защищаться шесть раз черными, качественно выше, чем в любом другом соревновании.
 
Во-вторых, физическая подготовка. Матч требует огромных физических потерь, не говоря об умственных. Во время одного из моих кандидатских матчей протяженностью в две недели или около того, мой противник, видимо, потерял почти шесть килограмм. Карякин молодой парень и должен быть в отличной форме, но он должен быть абсолютно уверен в том, что он находится, как можно ближе к своему пику, когда он играет с Магнусом.
 
Третий ключевой элемент будет заключаться в том, чтобы противостоять Карлсену в спокойных позициях, которые он так великолепно играет. У вас есть некоторый контроль над тем, какие позиции вы получаете в матче. Но существует естественная энтропия шахматной игры к переходу в какой-то более или менее напряженный эндшпиль, и вы не можете ожидать, чтобы избежать их полностью.
 
Когда Александр Алехин взялся победить якобы непревзойденного Хосе Рауля Капабланку в 1927 году, он перенял, по-видимому, «тусклый» стиль своего противника, чтобы бороться с ним. Карякин действительно должен проделать некоторую аналогичную работу в отношении с Карлсеном. Это, вероятно, включает в себя играть «тихие», но напряженные позиции против очень сильного спарринг-партнера. В отсутствие самого Карлсена, Владимир Крамник является очевидным выбором, если он доступен. В противном случае существует целый ряд других очень хороших техников и одна из возможностей для Карякина даже (так велик монстр Карлсен) тренироваться против «кентавра» – сильного эндшпильного игрока, использующего ограниченную компьютерную помощь, но не те, на самом деле, глупые линии, которые он иногда порождает.
Тем не менее, даже если он хорошо  подготовится к Карлсену, Карякину придется столкнуться с первоначальным шоком от игры в матче на первенство мира. В 1963 году Тигран Петросян в своей первой партии против Михаила Ботвинника играл по его собственным словам «примерно в силу игрока первой категории, даже не кандидата в мастера» В пятой партии после трех ничьих, он одержал очень знаменитую победу и обыграл Ботвинника в матче.
 
 
Петросян-Ботвинник (1963), пятая партия в отложенной позиции
 
 
Несмотря на ужасную, по его собственным словам, игру в первых партиях, Петросян оказался в состоянии взять себя в руки, выиграть блестящую игру в пятой партии  и переломить ход матча.
 
В первом из своих многочисленных поединков с Анатолием Карповым, молодой Гарри Каспаров, тогда еще более «слабый» игрок, был разгромлен на старте, и предпринял до 32-ой партии «Московский марафон» для того, чтобы одержать свою первую победу.
 
Карякин в матче из двенадцати партий, очевидно, имеет гораздо меньше времени, чтобы адаптироваться. Но он имеет совершенно разумный счет против Карлсена и обыграл его несколько раз. (Не считая партий вслепую и блиц, я полагаю, что это: +6 -5 = 17 в пользу Карлсена, но требуется проверка по этому вопросу).
 
После победы в Москве, рейтинг Карякина вырос до 2779.2 в неофициальном «live-рейтинге» – разница в 72 очка или ожидаемое соотношение 59% - 41% в пользу Карлсена (Эло Карлсена – 2851).
 
Учитывая огромный дополнительный опыт Карлсена в матчах на первенство мира, я бы поставил на него гораздо больше, может быть, 2-1, но не намного больше, и, конечно, меньше, чем 3-1.
 
Об авторе
 
Джон Спилмэн родился в 1956 году и стал профессиональным игроком в 1977 году после окончания Worcester College Oxford, где изучал математику. Он стал международным мастером в 1977 году, и гроссмейстером в 1980, был членом  английский олимпийской сборной в период 1980-2006 гг .
 
Трижды британский чемпион играл в претендентских матчах, достигнув полуфинала (тогда это были серии нокаут матчей) в 1989 году, когда проиграл 4,5 - 3,5 Яну Тимману. Джон дважды был секундантом в матчах на первенство мира. Сначала Найджела Шорта, а затем Вишванатана Ананда против Гарри Каспарова в Лондоне 1993 года и Нью-Йорке 1995 года.
 
Ссылки: 1